История Славянских рун. Как были найдены Славянские руны.

История Славянских рун. Как были найдены Славянские руны.

Первые доводы в пользу существования славянского рунического письма были выдвинуты еще в начале-середине прошлого столетия; некоторые из приводимых тогда свидетельств ныне отнесены к глаголице, а не к “рунице”, некоторые оказались просто несостоятельными, но ряд доводов сохраняет силу до сих пор.

Исследование Славянский храма Ретры, указывает на тот факт, что на кумирах храма были нанесены надписи, выполненные “особыми”, не германскими рунами. Было бы совершенно абсурдно предполагать, что Титмар, будучи человеком образованным, мог бы не узнать стандартные младшие скандинавские руны, если бы имена богов на кумирах были бы начертаны ими.

История Славянских рун.

В чешской песне “Суд Любуши”, сохранившейся в списке IX века, упоминается дески правдодатне - законы, записанные на деревянных досках некими письменами.
На существование у Славян рунического письма указывают и многие археологические данные. Древнейшими из них являются находки керамики с фрагментами надписей, принадлежащей Черняховской археологической культуре, однозначно связанной со Славянами и датируемой I-IV веками от Р.Х. Уже тридцать лет тому назад знаки на этих находках были определены как следы письменности.
Примером “Черняховского” Славянского рунического письма могут послужить обломки керамики из раскопок у с. Лепесовка (южная Волынь) или глиняный черепок из Рипнева, относящийся к той же Черняховской культуре и представляющий собой, вероятно, осколок сосуда. Знаки, различимые на черепке, не оставляют сомнений в том, что это именно надпись. К сожалению, фрагмент слишком мал, чтобы оказалась возможной дешифровка надписи. В целом, керамика черняховской культуры дает весьма интересный, но слишком скудный для осуществления дешифровки материал.
Так, чрезвычайно интересен Славянский глиняный сосуд, обнаруженный в 1967 году при раскопках у с.Войсковое (на Днепре). На его поверхность нанесена надпись, содержащая 12 позиций и использующая 6 знаков. Надпись не поддается ни переводу, ни прочтению, несмотря на то, что попытки дешифровки были предприняты. Так, одно время выдвигалось предположение, что, судя по количеству позиций, знаки эти могут быть начальными буквами названий месяцев, а надпись в целом - календарем. Однако, не существует, к сожалению ни одного Славянского языка, ни древнего, ни современного, в котором названия четырех месяцев начинались бы с одной буквы, трех - с другой, двух - с третьей, и оставшихся трех месяцев - с трех разных букв.
Другую - более позднюю - группу свидетельств применения Славянами рунического письма образуют памятники, связываемые с венедами, балтийскими Славянами. Из этих памятников, прежде всего укажем на так называемые Микоржинские камни, обнаруженные в 1771 году в Польше. Еще одним - поистине уникальным - памятником “балтийской” Славянской руники являются надписи на культовых предметах из разрушенного в середине XI века в ходе германского завоевания Славянского храма Радегаста в Ретре. На этих предметах стоит остановиться чуть более подробно.

Титмар Мерзебургский (976-1018 гг.), описывая западно-славянскую крепость-храм Ретра (Радигощ, Радогост, Радегаст) на острове Рюген, пишет, что на каждом из имевшихся в святилище идоле было вырезано имя божества:
«Есть в округе редариев некий город, под названием Ридегост, треугольный и имеющий трое ворот… В городе нет ничего, кроме искусно сооружённого из дерева святилища, основанием которого служат рога различных животных. Снаружи, как это можно видеть, стены его украшают искусно вырезанные изображения различных богов и богинь. Внутри же стоят изготовленные вручную идолы, каждый с вырезанным именем, обряженные в шлемы и латы, что придаёт им страшный вид».
После разрушения храма его материальные ценности долгое время считались утерянными или украденными, пока часть их, спустя более полутысячелетия, не появилась на свет вновь. Бронзовые изображения богов и ритуальные предметы из Ретринского храма были найдены в земле деревни Прильвиц в конце XVII века; значительно позднее их приобрел некто Андреас Готтлиб Маш, описал и заказал гравюры. Эти материалы были изданы им в 1771 в Германии. Его книга содержит гравюры более шести десятков скульптур и других предметов.
В России большинством исследователей эти предметы почитаются фальшивками, в то время как западные рунологи предпочитают следовать вердикту специальной комиссии, в течение двух лет изучавшей этот вопрос и постановившей, что предметы - подлинные. Кроме того, на наш взгляд, весьма убедительным доводом в пользу подлинности предметов из Ретры является тот факт, что первоначальным владельцем памятников был католический священник. От священника мы гораздо скорее могли бы ожидать уничтожения памятников языческой религии (что и было им сделано в отношении части предметов), но уж никак не изготовления статуй языческих богов с языческими же письменами…
Любопытно, что подобный “нигилизм” российских исследователей в отношении Славянской рунической культуры распространяется и на памятники, подлинность которых вообще не может быть подвергнута сомнению. Так, например, в Москве в настоящее время хранится частная коллекция предметов с руническими надписями, обнаруженными в ходе археологических работ в Белоруссии.

Славянское до “кириллическое” письмо в науке окрестили «Черы и резы». До конца официальной наукой данный вид письма не принят ввиду множества факторов. Разное начертание вроде бы схожих рун в разных надписях, нет чёткой схемы дешифровки, смущает учёных, и тот факт что возможно часть памятников фальсифицировано.

В данной работе я попробую систематизировать весь накопленный опыт по данной проблеме.

О существовании каких-то знаков для письма и гадания («черты и резы») у славян-язычников пишет Черноризец Храбр в своем «рассказе о создании славянской письменности» - буквально «…погани не Омаху письмен, но чертами и резами читаху и гадаху…», что, фактически, соответствует общему определению рун. Он же, а также ряд других авторов 10-11вв. - Ибн Фадлан, Ибн-Эль-Недим, Титмар Мезербурский и др. упоминают некие «письмена», использовавшиеся славянами.

Многие древние авторы приводят «Бытовые примеры» использования Славянами письма.

Ибн Фадлан, арабский посол в Волжскую Булгарию в 922 г., рассказывает о нравах и обычаях русов, прибывших по торговым делам в Булгарию. После ритуального сожжения умершего, соплеменника русы оставили надпись на могиле:

«Потом они построили на месте этого корабля, который они вытащили из реки, нечто подобное круглому холму и водрузили в середине его большую деревяшку хаданга (белого тополя или берёзы), написали на ней имя [умершего] мужа и имя царя русов и удалились».

Пример с чашей мы приводили выше (к сожалению, в одном источнике говориться, что там написано «пряность», во втором «горчица»).

Есть и косвенные упоминания о наличии у Славян письменности, так Арабский писатель Ибн-аль-Надим в «Книге росписи известий об учёных и именах сочиненных ими книг» (987-988 гг.) сообщает:

«Русские письмена. Мне рассказывал один, на правдивость коего я полагаюсь, что один из царей горы Кабк [Кавказ] послал его к царю Русов; он утверждал, что они имеют письмена, вырезываемые на дереве. Он же показал мне кусок белого дерева, на котором были изображения, не знаю были ли они слова, или отдельные буквы, подобно этому».

Надпись, сохранённая Ибн-аль-Надимом, стилизованная под арабское письмо. Настолько искажена, что расшифровать её до сих пор не удалось. Предполагается, что белое дерево для письма было просто берёзовой корой. Небрежно срисованная Ибн-аль-Надимом «русская» руническая надпись внешне напоминает скандинавскую руническую монограмму. Подобные монограммы изображались, например, на перстнях скандинавских воинов, служивших в Киевской Руси. Сторонники существования славянских рун расшифровывают надпись, но каждый по-своему в соответствии со своей собственной теорией.

Служит доказательством рунического письма и пример приведенный в предисловии к книге.

Создатель славянской азбуки - Кирилл, задолго до того как им была создана эта азбука, находясь проездом в Крыму, в Корсуни (Херсонесе), видел у одного русского Евангелие и Псалтырь, написанные русскими письменами: “обрете же ту Евангелие и Псалтырь русьскими письмены писано, и чловека обретъ глаголюша тою беседою” и беседова с ним и силу речи приимъ, своей беседе прикладаа различна писмеиа, гласная и согласная, и к богу молитву творя, въскоре начать чести и сказати, и мнози ся ему дивляху…”, - сказано в “Паннонском житии” (Кирилла).

Много материала для раздумий предоставили нам археологи. Особенно любопытны монеты и некоторые надписи, найденные в археологическом пласте,? который датируется временем правления князя Владимира.

Во время раскопок в Новгороде были найдены деревянные цилиндры, относящиеся по времени к годам правления Владимира Святославича, будущего крестителя Руси, в Новгороде (970-980 гг.). Надписи хозяйственного содержания на цилиндрах выполнены кириллицей, а княжеский знак прорезан в виде простого трезубца, который невозможно признать лигатурой, но лишь тотемным знаком собственности, который видоизменился от простого двузубца на печати князя Святослава, отца Владимира, и сохранял форму трезубца у ряда последующих князей. Вид лигатуры княжеский знак приобрел на сребрениках, монетах, выпущенных по византийскому образцу князем Владимиром после крещения Руси, то есть произошло усложнение изначально простого символа, который как родовой знак Рюриковичей вполне мог произойти от скандинавской руны. Тот же княжеский трезубец Владимира встречается на кирпичах Десятинной церкви в Киеве, но его начертание заметно отличается от изображения на монетах, из чего ясно, что причудливые завитушки не несут иного смысла? чем просто орнамент.

Попытка открытия и даже воспроизведения до кирилловского алфавита была предпринята ученым Н. В. Энговатовым в начале 60-х годов на основе изучения загадочных знаков, встречающихся в кирилловских надписях на монетах русских князей XI века. Надписи эти обычно строятся по схеме “Владимир на столе (престоле. - Г. Г.) и се его сребро” с изменением только имени князя. На многих монетах вместо пропущенных букв стоят черточки и точки.

Некоторые исследователи объясняли появление этих черточек и точек малограмотностью русских граверов XI века. Однако повторяемость одних и тех же знаков на монетах разных князей, причем часто с одинаковым звуковым их значением, делала такое объяснение недостаточно убедительным, и Энговатов, использовав однотипность надписей и повторяемость в них загадочных знаков, составил таблицу с указанием их предполагаемого звукового значения; значение это определялось местом знака в слове, написанном кирилловскими буквами.

О работе Энговатова заговорили на страницах научной и массовой печати. Однако оппоненты не заставили себя долго ждать. “Загадочные знаки на русских монетах, - заявили они, - это или результат взаимовлияния кирилловских и глаголических начертаний, или же результат ошибок граверов. Повторяемость же одних и тех же знаков на разных монетах они объяснили, во-первых, тем, что один и тот же штемпель использовался для чеканки многих монет; во-вторых, тем, что “недостаточно грамотные граверы повторили ошибки, имевшиеся в старых штемпелях”.

Новгород богат на находки, там археологи часто выкапывают берестяные дощечки с письменами.

Главным, и в то же время самым спорными, являться художественные памятники, так нет единого мнения по «Велесовой книге».

Попробуем разобраться в судьбе этой книги.

“Влесовой книгой”, называют тексты, записанные на 35 березовых дощечках и отражающие историю Руси на протяжении полутора тысячелетий, начиная примерно с 650 года” до н. э. Нашел ее в 1919 году полковник Изенбек в имении князей Куракиных под Орлом. Дощечки, сильно разрушенные временем и червями, в беспорядке валялись на полу библиотеки. Многие были раздавлены солдатскими сапогами. Изенбек, интересовавшийся археологией, собрал дощечки и больше с ними не расставался. После окончания гражданской войны “дощьки” оказались в Брюсселе. Узнавший о них писатель Ю. Миролюбив обнаружил, что текст летописи написан на совершенно неизвестном древнеславянском языке. На переписывание и расшифровку ушло 15 лет. Позднее в работе приняли участие зарубежные специалисты - востоковед А. Кур из США и С. Лесной (Парамонов), проживавший в Австралии. Последний и присвоил дощечкам название “Влесова книга”, так как в самом тексте произведение названо книгой, а Велес упомянут в какой-то связи с ней. Но Лесной и Кур работали только с текстами, которые успел списать Миролюбов, так как после смерти Изенбека в 1943 году дощечки исчезли.

Некоторые ученые считают “Влесову книгу” фальшивкой, в то время как-такие известные знатоки древнерусской истории, как А. Арциховский, считают вполне вероятным, что “Влесова книга” отражает подлинное языческое; прошлое славян. Известный специалист по древнерусской литературе Д. Жуков в апрельском номере журнала “Новый мир” за 1979 год писал: “Подлинность “Влесрвой книги” подвергается сомнениям, и это тем более требует ее публикации у нас и тщательного, всестороннего анализа”.

Ю. Миролюбрву и С. Лесному в основном удалось расшифровать текст “Влесовой книги”;

Миролюбовым, закончил чтение текста “Влесовой книги”. Опубликовав полный текст книги, он пишет статьи: “Влесова книга” - летопись языческих жрецов IX в., новый, неисследованный исторический источник” и “Были ли древние “руссы” идолопоклонниками и приносили ли они человеческие жертвы”, которые пересылает в адрес Славянского комитета СССР, призывая советских специалистов признать важность изучения дощечек Изенбека. В посылке находилась и единственная сохранившаяся фотография одной из этих дощечек. К ней были приложены “расшифрованный” текст дощечки и перевод этого текста.

“Расшифрованный” текст звучал следующим образом:

1. Влес книгу сю п(о)тшемо б(о)гу н(а)шемо у кие бо есте прибе-зица сила. 2. В оны вр(е)мены бя менж якы бя бл(а)г а д(о)бл иже ршен б(я) к (о)цт в р(у)си. 3. А то <и)мщ жену и два дщере имаста он а ск(о)ти а краве и мн(о)га овны с. 4. она и бя той восы упех а 0(н)ищ(е) не имщ менж про дщ(е)р(е) сва так(о)моля. 5. Б(о)зи абы р(о)д егосе не пр(е)сеше а д(а)ж бо(г) услыша м(о)лбу ту а по м(о)лбе. 6. Даящ (е)му измлены ако бя ожещаы тая се бо гренде мезе ны.,.

Первый, кому в нашей стране 28 лет назад предстояло провести научное исследование текста дощечки, была Л.П. Жуковская - языковед, палеограф и археограф, ныне главный научный сотрудник Института русского языка АН СССР, доктор филологических наук, автор многих книг. После тщательного изучения текста она пришла к выводу, что “Влесова книга” является подделкой по причине несоответствия языка этой “книги” нормам древнерусского языка. Действительно, “древнерусский” текст дощечки не выдерживает никакой критики. Примеров отмеченного несоответствия можно было привести достаточно, но я ограничусь лишь одним. Так, имя языческого божества Велесъ, давшее название названному произведению, именно так и должно выглядеть на письме, поскольку особенность языка древних восточных славян состоит в том, что сочетания звуков “О” и “Е” перед Р и Л в положении между согласными последовательно заменялись на ОРО, ОЛО, EРЕ. Поэтому у нас существуют исконно свои слова - ГОРОД, БЕРЕГ, МОЛОКО, но при этом сохранялись и вошедшие после принятия христианства (988 год) слова БРЕГ, ГЛАВА, МЛЕЧНЫЙ и т.д. И правильное название было бы не “Влесова”, а “Велесова книга”.

Л. П. Жуковская высказала предположение, что дощечка с текстом – это, по всей видимости, одна из подделок А. И. Сулукадзева, скупавшего в начале XIX века у ветошников старинные рукописи. Есть данные, что у него были какие-то буковые дощечки, исчезнувшие из поля зрения исследователей. О них есть указание в его каталоге: “Патриарси на 45 буковых досках Ягипа Гана смерда в Ладоге IX в.”. Про Сулакадзева, славившегося своими фальсификациями, говорили, что он употреблял в своих подделках “неправильный язык по незнанию правильного, иногда очень дикий”.

И тем не менее, участники Пятого Международного съезда славистов, состоявшегося в 1963 году в Софии, заинтересовались “Влесовой книгой”. В отчетах съезда ей была посвящена специальная статья, которая вызвала живую и острую реакцию в кругах любителей истории и новую серию статей в массовой печати.

В 1970 году в журнале “Русская речь” (№3) о “Влесовой книге” как о выдающемся памятнике письменности писал поэт И. Кобзев; в 1976 году на страницах “Недели” (№18) с обстоятельной популяризаторской статьей выступили журналисты В. Скурлатов и Н. Николаев, в № 33 за тот же год к ним присоединились кандидат исторических наук В. Вилинбахов и известный исследователь былин, писатель В. Старостин. В “Новом мире” и в “Огоньке” были опубликованы статьи Д. Жукова, автора повести о знаменитом собирателе древнерусской литературы В. Малышеве. Все эти авторы ратовали за признание подлинности “Влесовой книги” и приводили свои аргументы в пользу этого.

Одним из таких аргументов (основных) являлось предположение, что “книга” написана на одном из “территориальных диалектов” древнерусского языка, нам неизвестного, к тому же подверженного западнославянскому влиянию, о чем свидетельствуют такие формы, как “менж”, “гренде”. Высказывалось даже предположение, что в написании дощечек, “судя по стилю изложения”, участвовало несколько авторов, причем один из них, видимо, был праполяком.

Согласиться с этим нельзя. Дело, видимо, в другом. Если допустить, что “Влесова книга” не подделка, остается одно и, кажется, единственное предположение, что знаки дощечек озвучены неверно, что и привело, в конечном итоге, к столь плачевному результату.

А можно ли допустить, что “Влесова книга” не подделка? Точнее, не “Влесова книга”, а та единственная дощечка, фотография которой только и имеется в нашем распоряжении (об остальных дощечках – то ли они были, то ли их не было – мы не можем судить). Мы допускаем. И вот на каком основании.

“Текст, изображенный на фотографии, написан алфавитом, близким к кириллице”, – отмечала в свое время Л.П. Жуковская. Текст состоит из 10 строк. В каждой строке содержится от 41 до 50 знаков. Общий объем текста 465 знаков, причем различных знаков в нем 45- 47 (Кириллица, по дошедшим до нас рукописям, имела 43 буквы, глаголица, согласно памятникам того же времени, имела 40 букв). Но, тем не менее среди этого “завышенного” для буквенного письма количества знаков не нашлось места для знаков, обозначающих звук Ы и сверхкраткие гласные, для которых в кириллической азбуке существуют свои обозначения – Ъ и Ь.

Геннадий Гриневич провел небольшое исследование. Взял несколько отрывков из “Слова о полку Игореве”, по объему отвечающих объему текста дощечки, и просчитал, сколько раз в них встречаются Ы, Ъ” и Ь знаки. Получилось, что Ы встречается в среднем 5 раз, Ь знак – 7 раз, а Ъ знак – 30 раз.

В дореволюционной России Ъ знак употреблялся, можно сказать, к месту и не к месту. Все, наверное, видели старые вывески, на которых даже фамилии владельцев каких-либо заведений кончались на Ъ знак: БАГРОВЪ, ФИЛИПОВЪ, СМИРНОВЪ и др. Так что поддельщик, тот же Сулукадзсв, как известно человек грамотный, пожелавший придать своей подделке достоверный облик, наверняка ввел бы в нее, по крайней мере Ъ знак.

В слоговом же письме типа “черт и резов” не было и не могло быть отдельных знаков для звуков, которые мы в нашей азбуке обозначаем знаками (буквами) Ы, Ь и Ъ, и это обстоятельство, пусть косвенно, указывает на связь письма “Влесовой книги” со слоговым письмом типа “черт и резов”. К тому же подавляющее число знаков “Влесовой книги” в графическом отношении абсолютно идентичны знакам последней. Из сказанного можно сделать вывод, что, по всей видимости, письмо “Влесовой книги” представляет собой переходную форму письма от слогового к буквенному, в котором наряду со знаками, передающими одиночные звуки, могли присутствовать знаки, передающие целые слоги, а также знаки, звучание которых различно в различных положениях.

В своей первой статье, опубликованной в журнале “Вопросы языкознания” (№2 за I960 год), Л.П.Жуковская, анализируя текст “дощечки”, писала: “За древность (дощечки. – Г. Г.) говорит так называемое “подвешанное” письмо, при котором буквы как бы подвешиваются к линии строки, а не размещаются на ней. Для кириллицы эта черта неспецифична, она ведет, скорее, к восточным (индийским) образцам. В тексте сравнительно хорошо выдержана сигнальная линия, проходящая у всех знаков по середине их высоты, что является свидетельством в пользу наибольшей возможности древности докириллического памятника”.

В 1982 году в книге «Тайны веков» Ольга Скурлатова дала археолого-историческую справку по Велесовой книге. Самым сильным местом исследования является следующий факт: «В “Влесовой книге” подробно описывается, как часть наших предков из Семиречья шла через горы на юг (судя по всему, в Индию), а другая часть пошла на запад “до Карпатской горы”. Если бы события, описываемые в “Влесоваой книге” были фальсификацией, то, как мог фальсификатор предугадать этот поразительный и неожиданный факт истории древних скотоводов, подтвержденный археологически совсем недавно, уже после опубликования “Влесовой книги”?».

Продолжать описывать историю вопроса не имеет смысла. Б.А. Рыбаков пришёл к выводу, что ВК подделка. После детального анализа к такому же выводу пришёл и О.В. Творогов. И сегодня, А.А. Зализняк неоднократно возвращается к этому вопросу. Если перечислять всех учёных, которые доказали, что Велесова книга подделка, книги не хватит. Скажем лишь, что проводился всесторонний морфологический, стилистический, лексический анализ, проводилось сравнительно историческое исследование. Так же Велесова книга не укладывается в рамки исторической грамматике. Тут, нет и не может быть двоякого мнения. Велесова книга грубая подделка 20 века.

Комментарии  

0 #1 Гость 28.06.2016 13:30
История славян
Славянская археология, духовные Отцы славян, истоки славянской веры, славянские ценности, псевдославянизм - сайт "Славянская история" - http://sviatoiar.livejournal.com/
Статьи:
"Славянская археология и тайны великой духовной общности",
"Арии – высшие духовные отцы славян",
"Псевдославянизм и славянские ценности".
Рекомендую!
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

* Нажимая на кнопку "Добавить комментарий" или "Подписаться" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.



Top