Калинов Мост у реки Смородины

Калинов Мост

Коль скоро река Смородина представляет собой границу между мирами, то мост через нее — путь перехода из одного мира в другой. Этот объект с давних пор привлекает внимание исследователей. Так, еще в XIX веке знаток русских сказок А.А. Потебня высказал идею, что этимология Калинова моста связана со словами калить (сильно нагревать) или калеть (коченеть, цепенеть от жара или стужи). Обосновывая свою точку зрения, он ссылался на неслучайные эпитеты к калине, по значению близкие к огню: красная, жаркая и пр. Правда, впоследствии автор отказался от собственной догадки, выдвинув другую версию, согласно которой Калинов мост был металлическим.

О калиновом мосте поется в свадебных песнях, в невестиных причитаниях, девичьих напевах. И в опере П.И. Чайковского “Евгений Онегин” в качестве образа народной женской песни звучит:

Уж как по мосту-мосточку,
По калиновым досочкам!
Вай-ду, вай-ду, вай-ду, вай-ду,
По калиновым досочкам...

В сказании “Гость Терентище” из сборника упоминавшегося уже Кирши Данилова тоже фигурирует этот образ:

Он будет, Терентище,
У честна креста Здвиженья,
У жива моста калинова...

Стоит упомянуть, что “живы мосты калиновы” существовали исторически. Так назывались наплывные переправы, гати. В частности, в Москве первоначально таковыми были Крымский, Яузский и другие мосты. Живыми они назывались оттого, что деревянные настилы разбирались перед весенним половодьем.

Но все-таки: при чем же здесь именно калина? О ней сложено немало народных сказаний. Украинцы, например, из века в век передают историю о том, как татаро-монгольское войско взяло в проводники девушек, которые завели их то ли в непроходимую чащу, то ли в болото. Закололи супостаты героинь саблями, и на месте их гибели выросла калина с ягодами-кровинками. Другое предание рассказывает, как в галицких землях покончила с собой Оленочка, которую брат хотел продать туркам, те с досады порубили ее тело на куски, и тогда калиновые рощи расколыхались от великой печали.

Существует легенда, что когда-то ягоды калины были слаще малины. Но однажды юная красавица полюбила гордого кузнеца, который не замечал ее и часто бродил по лесу. От отчаяния она решила сжечь тот лес, и когда жестокосердый наведался туда, все уже сгорело. Лишь под кустом калины сидела заплаканная девушка. Глянул на нее кузнец и полюбил, и до самой смерти видел в жене красавицу, потому что одарила его калина умением отвечать на любовь и ценить ее. Но ягоды ее с тех пор стали горчить — как слезы неразделенной любви.
Калина с самых древних времен олицетворяла красоту и девственную любовь. Ее выращивали возле хаты — на счастье. Она была непременным атрибутом свадебного ритуала, начиная с украшения горницы и обрядовых калачей ветками, венками и ягодами и кончая оглашением доказательств невинности новобрачной. Обряды похорон калины при замужестве означали принесение девственности в жертву во имя продолжения рода. Брокгауз и Эфрон, исходя из исследований того же А.А. Потебни, утверждают, что “Калиновые мосты — обычное, постоянное общее место в свадебных песнях (мост — соединение, связь)”. Позднее это дерево стало символом женщины и любви вообще.
С другой стороны, калина была погребальным, памятным деревом и высаживалась на могилах воинов, павших в боях за родину или безвременно погибших возлюбленных. Считалось также, что калина способна видеть, слышать и думать.

Наши предки верили, что она помогает от сглаза и нечистой силы, успокаивает и облегчает душу. “Если тебе тяжело, горько от судьбы своей, обними калину-матушку, проведи несколько раз рукой по ее стволу, поведай-открой все тайны свои горькие, прижмись к ней осторожно, не поломав веточек, сразу станет легче на душе” (любопытно, что настой из ягод калины и в наши дни применяют в качестве успокоительного средства при неврозах).

Народ относился к калине как к священному, сакральному растению, так что мост неслучайно был назван в ее честь. И в бою богатыря с чудовищем на границе миров, Жизни и Смерти, и при переходе из девичества в замужество происходило умирание прежнего состояния и рождение нового. И ратный подвиг, и свадьба — инициация, посвящение. Калина при этом выступает защитницей, заступницей, помощницей. Во всяком случае основанием для подобной версии является символическое значение глубоко почитаемого древними славянами дерева.

(с) Валентина Пономарева

«Переночевали братья у старухи, поутру рано встали и отправились снова в путь-дорогу. Подъезжают к самой реке Смородине, к Калиновому мосту. По всему берегу лежат мечи да луки поломанные, лежат кости человеческие...» (Русская народная сказка «Иван-крестьянский сын и чудо-юдо»).

Калина - ярко-красный цвет, огненный, раскалённый. И калина (ягода, кустарник) и Калинов мост имеют одинаковое происхождение и относятся к слову "калить", "накалять", "раскалять", т.е. нечто очень горячее и раскалённое до красна. Таким образом, мост может называться так и потому что он раскалён до красна, и потому что он калёный, и потому что перекинут через раскалённую или красную реку.

Кроме того, в заговорах мост через реку называют и медным.

В русских былинах Калинов мост зачастую становился местом битвы Добра и Зла.

В мифологии же он трактуется как переход, граница между добром и злом, жизнью (явью) и смертью (навью). Считалось еще, что мост служил для перехода душ с «этого» на «тот» свет.

Ступившему на Калинов мост - границу, рубеж, уже некогда раздумывать, выбор между Добром и Злом уже предопределён всей предыдущей жизнью. Не случайно Калинов мост в фольклоре - место битв между витязями и нечистой силой.

Его название не имеет ничего общего с калиной-кустарником. В древнерусском языке словом «калина» обозначали нечто, сильно нагретое, раскаленное. Можно только догадываться, из чего на самом деле был сооружен перекинутый через огненную реку мост, но очевидно, что от бушующего внизу пламени он сделался красного каления. Впрочем, в заговорах иногда наряду с названием «калиновый» упоминается и название «медяной» , то есть медный: «течет огненная река, и есть через огненную реку медяной мост» .

«Конь бежит, только земля дрожит, из-под ног ископыть по сенной копне летит, из ушей и ноздрей дым валит. Чудо-юдо сел на него и поехал на Калиновый мост; конь под ним спотыкается.» (Русская народная сказка «Буря-богатырь Иван-коровий сын»)

Одна из версий о происхождении Калинова моста предполагала, что он наводился в нужное время и нужной ширины. Делал это Кощей Бессмертный своим волшебным полотенцем.

Упоминаний о реке Смородине и Калиновом мосту сохранилось очень много. Эти названия фигурируют в сказках, былинах, заговорах. «Как через реку огненную перекинут мост каленый, так пойду я по тому мосту, поведу за руку хворь-болезнь, отправлю хворь-болезнь на берег темный, распрощаюсь с нею словами сильными: ты уйди, болезнь, из тела (имя больного), убирайся, хворь, на берег темный свой. ». В этих древнерусских сказаниях и магических заговорах эту же реку часто именуют Пучай-рекой, то есть бурлящей и вспучивающейся от жара.
Как уже говорилось выше, Калинов мост соединяет два мира. Однако преодолеть его не так-то просто. На пути в царство Мораны сказки часто рисуют самые опасные препятствия. Одним из самых распространённых является страшный охранник - Змей. С этим змеем в сказках и былинах нередко сражаются богатыри и герои. К таким сказаниям можно отнести: «Бой на калиновом мосту» (иначе «Иван - крестьянский сын и чудо-юдо»), «Иван крестьянский сын и мужичок сам с перст усы на семь верст», «Иван-Быкович» (иначе «Иван — коровий сын»), «Первый бой Ильи Муромца», «Илья Муромец и Соловей-разбойник» и другие. В этих народных сказках, которые являются очень древними мифами, интерпретированными на новый лад под воздействием времени и новой установившейся религии, главным противником героев является многоглавый змей, которого также называют "Чудо-Юдо", иногда "Змей-Горыныч".

В былинах и сказках часто упоминается Баба-Яга, которая как раз живёт рядом с рекой и мостом, и, вероятно, является поздней заменой Змея или Чуда-Юда. Хотя, может быть, что всё совсем наоборот, а изначально именно богиня, которую в народе принято называть Баба-Яга (некий сказочный вариант Мораны), охраняет Калинов мост или помогает пройти душе из мира живых в мир мёртвых.

Калинов мост символизирует собой не только физическую смерть, как переход из земной жизни в загробную, но и символическую смерть. Например, Калинов мост часто употреблялся в обрядовых свадебных песнях: невеста символически умирала, оставляя прежнюю жизнь позади, переходила символический Калинов мост и вступала в новую жизнь, как бы перерождаясь, преодолев Огненную реку.

«....Приезжают к реке Смородине, видят — всё кругом огнём сожжено, вся земля Русская кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках.

— Ну, братцы, — говорит Иван-царевич, — тут нам и жить и сторожить, не пускать врагов через Калинов мост. В черед караул держать...

...Вдруг в реке воды заволновались, на дубах орлы раскричались: выезжает Чудо-юдо — шестиглавый змей. Как подул на все стороны — на три версты все огнём пожёг! Вступил его конь ногой на Калинов мост. Вскочил тут Ванюшка, размахнулся дубинкой железной — три головы снёс, размахнулся ещё разок — ещё три сшиб. Головы под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошёл в избушку да и спать лёг...»- сказка «Бой на Калиновом мосту».

«За горами, за лесами течет река - огненная волна, кипит, бурлит, проходить не велит. Через реку ту мост каленый есть, горяч да жгуч, по нему тебе, (имя покойного), пройти велено, в царство сонное. Ты иди, душа, не оглядываясь, безбоязненно, пусть жар реки той тебя не коснется, жар моста покоен обернется. Пути спокойного тебе, пути короткого. Именно!» - Заговор после смерти человека.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

* Нажимая на кнопку "Добавить комментарий" или "Подписаться" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.



Top