Мифы позорной войны. Как Советский Союз напал на Финляндию

Мифы позорной войны. Как Советский Союз напал на Финляндию

30 ноября 1939 года утром, в 8 часов 30 минут, несколько сотен тысяч солдат Красной армии перешли советско-финскую границу по всей ее длине. Началась одна из самых позорных войн в истории ХХ века. Война, которая в советской и постсоветской историографии получила название Советско-финской, а в работах западных историков — Зимней, поскольку боевые действия проходили зимой: мир был заключен 13 марта 1940 года.
Сталинская пропаганда нагромоздила вокруг этой войны просто-таки горы лжи — по поводу и ее причин, и инцидента, ставшего непосредственным поводом к ней, и хода боевых действий, и насчет потерь сторон и обстоятельств заключения мира. После 1940 года до самого распада СССР в официальной советской историографии предпочитали вообще не упоминать об этой, как сказал поэт Александр Твардовский, «незнаменитой» войне. А если и вспоминали, то делали это «скороговоркой», не вдаваясь в подробности. Принципиально ничего не изменилось и после распада СССР. Несмотря на то, что в 90-е годы прошлого века появился ряд достаточно объективных исследований, посвященных этой теме, общий тон и оценки Зимней войны остались в основном неизменными. По-прежнему навязывается мнение, что решение Сталина начать войну против Финляндии было обусловлено «объективной необходимостью». «На северо-западных границах СССР стояла задача обеспечить безопасность Ленинграда», — так объясняет российским абитуриентам основную причину советско-финской войны пособие для поступающих в вузы «История России с древнейших времен до конца ХХ столетия» под редакцией В.Керова 2008 года издания.
Ныне, после изданного в мае с.г. указа Дмитрия Медведева «О Комиссии при президенте Российской Федерации по вопросам противодействия попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России», объективное исследование одной из самых позорных страниц истории СССР становится для наших северо-восточных соседей все более проблематичным.
Попытки оправдать агрессию против маленькой Финляндии превратились в составляющую идеологического обоснования имперско-националистической истерии, которую старательно (и не безуспешно) раздувает нынешнее кремлевское руководство. Оно провозгласило себя наследником СССР, но не желает нести какой-либо, даже моральной, ответственности за преступные действия этого государства на международной арене. Прошлогодняя «операция по принуждению Грузии к миру» наглядно продемонстрировала: Москва ради «улучшения геополитической ситуации» вновь не останавливается перед применением вооруженной силы против соседних суверенных государств.
Сегодня уже общеизвестно, что, согласно секретным протоколам к подписанному 23 августу 1939 года Советско-германскому пакту о ненападении (пакт Риббентропа—Молотова), два тоталитарных режима разделили между собой сферы влияния в Восточной Европе. Договор от 28 сентября 1939 года о дружбе и границе оформил фактический союз между Гитлером и Сталиным, а также позволил последнему «обменять» принадлежащие СССР в соответствии с августовскими договоренностями Люблинское и часть Варшавского воеводств Польши на Литву.
Современная российская историография предпочитает рассматривать Советско-финскую войну как «отдельный эпизод», не связанный непосредственно с событиями Второй мировой. Однако именно во исполнение союзнических обязательств перед Гитлером советские войска ударили 17 сентября 1939 года в спину Польши, еще оказывавшей сопротивление нацистской Германии. Одновременно Советский Союз в ультимативной форме предложил Литве, Латвии, Эстонии и Финляндии заключить «договора о дружбе и взаимной помощи». Согласно им в названные страны предполагалось ввести «ограниченные» контингенты советских войск, тем самым положив конец «антисоветской политике», а фактически — превратив эти государства в советских сателлитов. Было понятно, что это только первый шаг к их полной аннексии Советским Союзом. Лидеры балтийских государств бросились искать помощи и поддержки как у Германии, так и у Британии с Францией, которые в то время уже пребывали в состоянии войны между собой, но не вели активных боевых действий. Нацисты грубо ответили, что балтийцы должны согласиться с «предложением» Сталина, а французы и британцы выразили протесты. Однако Москва не обратила на них внимания. 28 сентября Эстония, 5 октября Латвия и 10 октября 1939 года Литва капитулировали перед Сталиным, подписав кабальные договора. Лидеры этих стран успокаивали себя: «все равно другого выхода нет», противостоять советской военной машине нет никакой возможности. Они были жестоко наказаны за свою слабость и желание «как-то договориться» — практически вся довоенная политическая элита балтийских государств погибла в сибирских лагерях, а народы за 50 лет советской оккупации претерпели нечеловеческие страдания. Уже летом 1940 года страны Балтии были лишены государственности и аннексированы Советским Союзом. Капитулянтская позиция их руководства породила миф о «добровольном воссоединении» с СССР.
И только Финляндия наотрез отказалась подписать договор, который бы превратил ее фактически в советскую колонию. Это было 5 октября 1939 года — в тот самый день, когда капитулировала Латвия. Сталин не ожидал такой строптивости от страны, в 55 раз(!) уступавшей Советскому Союзу по количеству населения. Однако уже
14 октября Кремль предложил Хельсинки «компромиссный» вариант: сдать на 30 лет в аренду финский порт Ханко для обустройства там советской военно-морской базы; передать СССР несколько островов в восточной части Финского залива, большую часть Карельского перешейка и полуостров Рыбачий — всего 2761 кв. км в обмен на 5529 кв. км советской территории в Карелии. За самые густонаселенные районы страны предлагались безлюдные леса и болота в Карелии. Но самым неприятным было то, что Сталин хотел без боя получить линию Маннергейма на Карельском перешейке. Получалось, что и так невысокие шансы финской армии оказывать успешное сопротивление в случае советской агрессии сводились практически к нулю. Сталин пытался использовать опыт своего союзника Гитлера, годом ранее заставившего Чехословакию «добровольно» отказаться сначала от Судетской области вместе с ее сверхмощными оборонительными сооружениями, а спустя полгода беспрепятственно захватившего всю страну.
19 ноября 1939 года финны отклонили и второе советское предложение.
Но еще задолго до этого в условиях чрезвычайной секретности началось формирование «финской народной армии». Ее основой стала советская 106-я горно-стрелковая дивизия, в которую в пожарном порядке переводили всех советских финнов и карелов. Их одели в трофейные польские мундиры с финскими отличиями. После разгрома Финского государства «народоармейцы» должны были стать оплотом оккупационных сил в завоеванной стране. За три с половиной месяца были сформированы четыре дивизии «народной армии», объединенные в 1-й стрелковый корпус. Однако необходимого количества финнов, карелов, вепсов и ижорцев в СССР просто не было, и уже
1 февраля 1940 года командование «ФНА» получило разрешение комплектоваться также русскими. Затем в ней появились бойцы с такими «финскими» фамилиями, как Тажибаев, Полянский, Устименко... Штаб корпуса возглавил комбриг Романов, с тех пор ставший Райкасом, а политотдел — Терешкин, с октября 1939 года до апреля 1940-го именовавшийся Тервоненом. Только командующим «ФНА» был настоящий финн Аксель Анттила — кадровый офицер Красной армии, который в 1937 году был репрессирован, а 1939-м — срочно возвращен из ГУЛАГа. Ни один(!) из почти тысячи финских военнослужащих, попавших в советский плен во время Зимней войны, не согласился вступить в ряды этой «армии», несмотря на страшное давление со стороны советских чекистов.
Боеспособность ее «солдат» была крайне низкой. За весь период войны они практически не участвовали в боевых действиях. Их берегли для парада «освободителей» в оккупированном Хельсинки. Поэтому утверждение современных российских историков о том, что причиной возникновения Советско-финской войны стала неуступчивая позиция Хельсинки по поводу упомянутых «территориальных предложений» советской стороны совершенно не соответствует действительности. Сталинский план «обменяться территориями, чтобы отодвинуть границу от Ленинграда», был всего лишь дымовой завесой — еще в октябре он решил захватить всю Финляндию.
В 20-х числах ноября в советских газетах появились сообщения о «постоянных провокациях белофинской военщины на советской границе», о «восстании финских трудящихся против буржуазного режима». А
26 ноября НКВД организовал провокацию вблизи советского поселка Майнила на границе с Финляндией — из минометов было обстреляно расположение советского 68-го полка. Согласно лживым советским заявлениям были убиты четыре и ранены девять красноармейцев. Но на самом деле потерь не было — в
90-е годы российский историк Аптекарь нашел в архивах сведения и донесения 70-й стрелковой дивизии, в состав которой входил 68-й полк. Сообщения об обстреле с финской стороны там нет, и какие-либо потери 25— 28 ноября в составе дивизии не зафиксированы. 28 ноября Советский Союз в одностороннем порядке расторг пакт о ненападении с Финляндией, и 30 ноября развязал войну.
1 декабря в первом же захваченном СССР населенном пункте Финляндии — дачном поселке Терийоки, непосредственно на советской границе, было создано «народное правительство» во главе с коминтерновским деятелем Отто Куусиненом. Уже 2 декабря СССР признал своих марионеток единственным законным правительством Финляндии и заключил с ним «договор о дружбе». Любопытно, что вся изложенная выше информация взята из открытых источников — советских центральных газет
ноября—декабря 1939 года. Но с тех пор ни в одном советском источнике никогда не вспоминалось о «народном правительстве», на «помощь» которому отправились советские «освободители». Героическое всенародное сопротивление, оказанное самозванным «освободителям» маленькой нацией, сделало эту пропагандистскую версию совершенно неприемлемой.
Сталин приказал войскам Ленинградского военного округа в течение двух недель сломить сопротивление финской армии и оккупировать страну. Советская группировка, сосредоточенная перед началом войны на границе Финляндии, превосходила ее вооруженные силы по личному составу в 1,6 раза, по количеству орудий и минометов — в 5,4, самолетов — в 9,1, танков — в 88(!) раз! Финнам удалось выставить против агрессора 265 тысяч ополченцев. Только 38 тысяч из них были кадровыми военными. У многих мобилизованных не было даже военной формы — только военная пряжка на «домашнем» ремне да кокарда на гражданской шапке. Советские «освободители», взяв в плен такого ополченца, расстреливали его как «бандита». Плохо вооруженная финская армия ощущала нехватку боеприпасов: запас патронов — только на два с половиной месяца боев, артиллерийских снарядов и мин — на один месяц.
И несмотря на это, войска маршала Маннергейма три с половиной месяца оказывали героическое сопротивление. Только в битве под Суомуссалве в декабре 1939-го — январе 1940 года были окружены и практически полностью уничтожены 163-я и 44-я пехотные советские дивизии. В результате советские войска потеряли более 27 тысяч убитыми, замерзшими и пленными, а потери финнов составили только 900 человек. Сталин, пребывавший в состоянии эйфории после победной прогулки советских войск по Западной Украине и Белоруссии за несколько месяцев до этого и после сокрушительного поражения, нанесенного японцам на Халхин-Голе, попал словно под холодный душ. 7 января 1940 года был создан Северный фронт, на Карельский перешеек бесконечным потоком гнали войска и технику. В конце концов огромное численное и техническое преимущество советских войск принесло свои результаты — через три с половиной месяца ожесточенных боев все полосы линии Маннергейма в западной ее части были прорваны, и 13 марта советские войска взяли город Виипури (превратившийся в «русский город Выборг») — дальше прямая дорога на Хельсинки. Однако Сталин учел просьбу финского правительства о прекращении боевых действий, и еще 12 марта (за день до взятия Виипури) был подписан, фактически без обсуждения, «не читая», советско-финский мирный договор. По его условиям Финляндия теряла весь Карельский перешеек и побережье Ладожского озера, некоторые районы в Карелии и на Севере, отдавала СССР в аренду полуостров Ханко. Казалось бы, Сталин победил в войне, получив больше, чем требовал в ноябре 1939-го. Тогда почему он отказался от полного завоевания Финляндии?
На самом деле война закончилась позорным поражением СССР. Финские войска потеряли погибшими 26 600 человек (весьма существенная потеря для такой маленькой страны — почти 1% населения). Сталин в конце войны заявил о 48 475 погибших со стороны СССР. Согласно же поименным спискам, составленным в 1949—1951 годах Главным управлением кадров Министерства обороны СССР, советские потери в этой войне составили 126 875 человек убитыми, умершими от ран, болезней и пропавшими без вести. Между тем большинство западных историков считают и эти цифры заниженными и оценивают количество погибших советских военнослужащих в 150—200 тысяч. Еще сотни тысяч раненных и обмороженных. Версия о добровольном вхождении «Финляндской Советской Социалистической Республики» в состав СССР, о рабочих и крестьянах, со слезами радости на глазах встречавших советских воинов-освободителей, уже не проходила. Советизация Финляндии была отложена. К счастью, навсегда.
Зимняя война 1939—1940 гг., в которой Финляндия отстояла свою независимость, имела для СССР довольно ощутимые последствия: как агрессор он был исключен из Лиги Наций. Раздосадованный огромными потерями и неспособностью быстро одолеть более слабого противника, Сталин выгнал с должности наркома обороны Климента Ворошилова. А Гитлер, внимательно следивший за «успехами» своего нового союзника на Карельском перешейке, по итогам Зимней войны изрек: «Советский Союз — колосс на глиняных ногах без головы». Если уж, мол, маленькая и плохо вооруженная финская армия смогла так долго и успешно сопротивляться Красной армии, то вермахт разнесет ее в пух и прах за несколько недель. Именно по итогам Зимней войны Гитлер избавился от панической боязни воевать на два фронта — на Западе и Востоке одновременно. Можно предположить: если бы не «мудрое» сталинское решение о нападении на Финляндию и позор, которым покрыла себя на Карельском перешейке «непобедимая и легендарная» Красная армия, Гитлер не решился бы напасть на СССР до окончательной победы над Британией.
Непосредственным следствием Зимней войны стала и война-продолжение — в 1941—1944 годах финны воевали против СССР уже в союзе с Германией, стремясь возвратить свои земли. Сегодня уже доказано, что накануне и в начале Второй мировой самым большим желанием финской элиты, в частности Маннергейма, было сохранить нейтралитет, «отсидеться», подобно тому, как это удалось сделать шведам. Эти надежды финнов были растоптаны Сталиным. Без войны 1939—1940 годов против Финляндии не было бы и блокады Ленинграда (финны замкнули кольцо вокруг города с севера), а значит, и смерти от голода сотен тысяч ленинградцев...

Олекса Пидлуцкий 27 ноября 2009

 

Источник

Комментарии  

+1 #5 Анатолий 12.05.2017 11:02
Чушь собачья. Это когда Прибалтика натерпелась от "оккупации"за 50 лет - там было все лучшее. И Грузия первая начала уничтожать осетин.
Цитировать
-2 #4 Александр 08.05.2017 13:52
Не хочется сыпать соль на рану, но война с Финляндией началась 30.11.39, а блокада Ленинграда 8.09.41.
Не на секунду не пытаюсь занизить героизм наших прадедов (ни герои и точка), но совецкий союз вел себя в европпе как агрессор и окупант - мне понятна и ясна нелюбовь прибалтов к нам, и она вполне обоснована.
Цитировать
+2 #3 Эрик 22.08.2015 10:09
Почитай о блокаде Ленинграда,прежде чем рот раскрывать!
Цитировать
0 #2 Антон 22.08.2015 02:25
Тебе кто заплатил чтоб эту хрень написать???
Цитировать
+1 #1 Эрик 19.08.2015 15:32
Что ещё за умняк нашёлся копаться в Истории?Или финны не виноваты в смертях ленинградцев?Что за восхваления народом который повинен в смертях от голода тысяч людей без военной формы!!!Что это за Падлуцкий такой?
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




Top