Славянские обряды при строительстве дома и новоселье

Славянские обряды при строительстве дома и новоселье

Начало строительства дома у древних славян было связано с целым комплексом ритуальных действий и обрядов, предупреждающих возможное противодействие со стороны нечистой силы. Самым опасным периодом считался переезд в новую избу и начало жизни в ней. Предполагалось, что "нечистая сила" будет стремиться помешать будущему благополучию новосельцев. Потому до середины XIX века во многих местах России сохранялся и проводился древний обережный ритуал:

Сняв одежду, до рассвета хозяйка дома нагишом обходила новую избу и произносила приговор: "Поставлю я около двора железный тын, чтобы через этот тын ни лютый зверь не перескочил, ни гад не переполз, ни хилой человек ногой не переступил и дедушка лесной через него не заглядывал".

Чтобы придать заклятию дополнительную силу, женщина должна была трижды кубарем перевернуться в воротах, приговаривая: "Дай, чтобы род и плод в новом доме увеличивались".

Всё начиналось с поиска места и строительных материалов. Судя по этнографическим данным XIX века, существовало множество способов ворожбы при выборе места под дом. Иногда на участке ставили чугунок с пауком. И если он за ночь начинал плести паутину, то это считалось добрым знаком. В некоторых местах на предполагаемом участке в небольшую ямку ставили посудину с мёдом. И если в неё забирались мурашки - место считалось счастливым. Выбирая безопасное для стройки место, нередко вначале выпускали корову и ждали, пока она ляжет на землю. То место куда она ложилась, считалось удачным для будущего дома. А в некоторых местах будущий хозяин должен был собрать четыре камня с разных полей и разложить их на земле в виде четырёхугольника, внутри которого он клал на землю шапку и читал заговор. После этого нужно было ждать три дня, и если камни оставались нетронутыми, то место считалось удачно выбранным. У белорусов существует народное утверждение о том, что дом ни в коем случае нельзя строить на спорной земле, потому что это могло навлечь проклятия со стороны проигравшего спор и тогда новому хозяину такой земли не видать счастья во век. Также надо отметить, что дом никогда не строили на том месте, где были найдены человеческие кости или где кто-либо порезал руку или ногу.

Не менее сложным был процесс выбора дерева. Самыми лучшими считались деревья, срубленные в последнюю четверть луны. Чаще всего лес рубили в марте или апреле, так как весенний сок делал древесину более крепкой. Существовало множество запретов, например, на вывернутое непогодой дерево. Крестьяне были уверены, что это дерево вывернул для себя чёрт и при строительстве он может переселиться в новый дом. Одно дерево, повисшее на другом, предвещало пожар; дом, построенный из скрипучего дерева, нагонял на хозяев смерть или мучительный кашель; а дерево с чёрной сердцевиной могло вызвать всевозможные болезни и несчастья.

Наконец, когда срублены подходящие деревья самое время отправляться за мхом. Что, кстати, было очень важным и не простым делом. Каждый день, начиная с понедельника, в течение недели хозяин приходил в лес, срывал горсть мха и оставлял его на чистой земле. В воскресенье он смотрел, под какой из кучек мха нет мошек и червяков, и в тот день, в который была сорвана эта кучка, и следовало заготавливать мох. Все эти сложные приготовления предназначались для того, чтобы в доме не заводились разные жучки.

После этого начинали закладывать фундамент, для которого нельзя было использовать песок и камни с кладбища. И только в это время за дело брались плотники. Их работа тоже была связана с разными обрядами. Широко был распространён обычай: при закладывании первого венца прятать за угол монеты (для богатства), ладана (как оберег от нечистой силой), кусочки хлеба или сыра, а иногда и голову петуха - своеобразное пожертвование Домовому. После возведения сруба резали петуха и брызгали кровью на четыре угла, а затем зарывали его под дверью. Все щепки с первого венца собирали внутрь, чтобы то, что будет происходить на улице, знали в доме, но то, что творится в доме, было бы неизвестно на улице. Также было принято класть под четыре угла освящённые травы, чтобы охранять дом от молний. В те древние времена люди верили, что молнии преследуют нечистиков, которые любят прятаться в углах, особенно если там нет ничего освящённого. При строительстве дома между остальными венцами также закладывали серебряные монеты и травы, собранные на Ивана Купалу.

Важным считался не только первый, но и последний венец. По завершении строительства хозяин перебрасывал через стену освящённое яйцо, которое закапывали на месте падения. Это делали для того, чтобы ветер не срывал крышу. Во многих сёлах после укладывания последнего венца хозяйка подавала одному из плотников горшочек с зерном. Плотник проходил по венцу, посыпая его зерном и желая счастья, богатства и здоровья семье в новом доме. А после этого чердак застилали мхом, по которому сеяли овёс и присыпали его песком. Овёс восходил и засыхал, что должно было привести к богатству.

После возведения крыши начиналось внутреннее обустройство дома и перво-наперво в доме строили печь. Хозяин собирал толоку (толпу), на которую звали в основном молодёжь, и все вместе они закладывали печь. Строительство в толоке шло быстро, с шутками и прибаутками, по завершении которого хозяин обязательно угощал всех помощников.

Когда печь разжигали в первый раз, в неё засыпали девять горстей зерна, от чего стенки покрывались глянцем, к которому впоследствии не приставал дым.

На рисунке Вы видите старинную русскую печь, где: 1 - чело; 2 - припечек; 3 - опечек; 4 - печурка; 5 - залавок длинный ящик с подъёмной крышкой для хранения продуктов, посуды; и, наконец, 6 - ухват.

И вот, наконец-то, можно было начинать справлять новоселье. В старые времена человек менял не только дом, но и целое пространство, а в этом пространстве важно было всё: видно ли горизонт, восход и закат, чтобы дорога просматривалась, да и водица рядом была, чтобы сосед хороший был, удобно и лошади и скотинке приходилось. А уж сам дом - центр этого пространства, самое священное место, проверялось ещё много раз. А вдруг при строительстве материал не тот попался, плотникам не угодили, да они "злое" бревно подложили, человек с недобрым взглядом прошёл и сглазил, не поселилась ли нечисть от чьей-нибудь зависти?

Ритуальные действия входа в дом начинались за неделю. Испытывая безопасность жилья, на первую ночь пускали в дом кота и кошку, если всё было благополучно, несли петуха и курицу, на третий день уже поросёнка, в следующие дни овцу, корову и лошадь. Птицы и животные очень чувствительны и тем самым показывают хозяину, "доброе" ли место. И только на седьмой день поселялись в дом люди. Давно приметили, что кто первый в дом входит, тому первому и умирать. Первый входящий забирает на себя всё зло, которое может присутствовать на новом месте, или становиться жертвой за срубленные для строительства деревья. И если в семье были "уставшие от жизни" старики, они-то и входили первыми. Если не было стариков, приглашали чужого человека, не верующего ни в чёрта, ни в бога, а позже стали приглашать аптекаря-немца или доктора-немца, которые к таким порядкам относились как к игре. Хотя, в некоторых местах ограничивались лишь запуском в доме петуха. Если он кукарекал, это был хороший знак.

Огромной очистительной силой обладает хлеб, зёрна и, особенно, квашня (деревянная кадка для теста). Потому первым иногда мог войти хозяин с квашнёй в руках, за ним - хозяйка с курицей, далее шла молодёжь. Вселение семьи сопровождалось обрядом перенесения огня из старого жилья и переселения Домового из старого подпечья (запечья) в новое. Домового зазывали и приглашали: "Домовой! Домовой! Пойдём со мной!". Или же хозяин, стоя в воротах и кланяясь на три стороны, возглашал: "Батюшка Домовой и Матушка Домовая, Батюшка Дворовой и Матушка Дворовая со всеми семейством, пойдёмте к нам на новое жилище с нами жить!". Домового переносили с жаром из печи на "хлебной лопате", с горшком каши или в валенке. Затем хозяйка отрезала от каравая хлеба первый ломоть и клала его "под печку" приветствую Домового.

Входили в дом по нитке, верёвке или поясу. Все эти предметы - символы времени, долговечности, жизни, которые связывают родных. Несли с собой и воды, и медового напитка (медовухи), старались захватить с собой из старого дома в новый и Долю. Считалось что Доля есть не только у человека, но и у избы. Перенос Доли выражался в том, что с прежнего места на новое переправляли некоторые "символы обжитости": домашние изваяния богов, обереги, огонь очага, домовой сор и даже лукошко навоза из хлева. Кашу несли недоваренную и прямиком ставили сразу доваривать на новый огонь.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




Top