Мезенские поморы (1886 - 1906)

Мезенские поморы (1886 - 1906)

Первоначальное проникновение русских в край можно отнести к 9 веку, а в 13 веке появились первые поселения славян. Самое древнее русское поселение - слобода Лампожня, которая известна как торговый пункт на «чрезкаменном» пути в Сибирь. В конце 15 века возникла еще одна слобода, которой суждено стать в будущем центром Мезенского края - соколья слободка Окладниковых (позже она будет именоваться Окладниковой Слободой). Русские приходили уже на обжитые аборигенами земли и постепенно осваивали их. Об этом свидетельствует топонимика: значительная часть географических названий носит явно нерусский характер. Само название реки Мезени происходит от финно-угорского и означает «река удачливая, удачное место охоты, промысла». Есть вариант перевода с языка саами – место, где много охоты. По переписи 1623 года все населенные пункты на берегах Мезени, ныне существующие, уже были. На морском побережье и на реке Пезе поселений не числилось. Переселение русских на Мезень продолжалось и в 17-18 веках. Социальные потрясения, правительственная борьба со старообрядчеством гнали на север различные группы населения. По писцовым книгам 20х годов 17 века, в Мезенской волости (бассейн реки Мезени, в пределах Мезенского и Лешуконского районов) насчитывалось 88 поселений. В среднем на каждое из них приходилось по 12 дворов.

Мезенские поморы рано освоили морские просторы и плавали в арктических морях. Уже в XV веке им был известен путь на Грумант (архипелаг Шпицберген) и Новую Землю. В 16 веке они знали морской ход на Печору и Обь. В начале 17 века началось движение русских на восток от Урала - «встречь солнцу». В нем активное участие принимали мезенское поморы. В историю освоения севера и центральной Сибири вписаны имена многих мезенцев - промышленников, торговых и служивых людей, землепроходцев и царевых чиновников. К тому времени центром всей мезенской округи становится Окладникова Слобода оказавшаяся известным центром торговли русских с Сибирью. Это был взлет Мезени, звездный час мезенских поморов. О Мезени знали в Сибири, знали в Москве, знали за рубежом. В середине 17 века царь Алексей Михайлович, заботясь о росте архангельского порта, запретил иностранным судам «приставать» в устье реки Мезени, что явилось началом заката Окладниковой слободы.

Больших жертв от поморов потребовали реформы Петра I. Налоги и различные целевые поборы подрывали крестьянское хозяйство. Мужчин мобилизовали на строительство верфей и кораблей, Новодвинской крепости, забирали в армию, из них комплектовали экипажи первый военных кораблей. В крае резко сократилось число мужчин. Это явилось одной из причин ослабления большинства промыслов, особенно морских, а в конечном счете, и причиной ослабления экономики края в целом. Тяжелым бременем легли на мезенских крестьян и годы правления Екатерины II. В это же время проводилась административно-территориальная реформа. В процессе ее в 1780 году был создан огромный Мезенский уезд. Он включал в себя земли от нынешней западной границы Мезенского района до Урала, острова Ледовитого океана - Вайгач и Колгуев. Уезд занимал половину территории Архангельской губернии. Из двух рядом стоящих слобод – Окладниковой и Кузнецовой - был образован уездный город Мезень. В 1781 году утвержден герб города Мезени: красная лисица в серебряном поле на зеленой лужайке в знак того, что «жители края сим зверям промышляют». Население уезда по-прежнему занималось скотоводством, земледелием, охотой, рыболовством, морскими и мелкими кустарными промыслами. Значение морских промыслов к концу века стало падать. Однако опыт плавания поморов в арктических морях и умение их выживать в суровых условиях севера нашли применение в науке: ни одна серьезная экспедиция в Арктику и приактические районы начиная с Великой Северной экспедиции (1734-1737гг) не обходилась без них. В знак признательности заслуг мезенских поморов девятнадцать географических точек Арктики получили их имена.

Основным морским промыслом в конце 19 века становится добыча тюленя в прибрежных водах Белого моря и на острове Моржовец. На тюленьем промысле широко использовался покрут - наем батраков. Труд промысловика был сложен и опасен и требовал знаний многих особенностей Белого моря. Нередко людей уносило на льдине безвозвратно. Основу экономики уезда составляло сельское хозяйство, базирующееся на общинном земледелии. Богатые луга по берегам рек способствовали развитию скотоводства. Высоко ценилась местная порода лошадей - мезенская, прекрасно приспособленная к условиям Севера. Мезенские лошади на ярмарках в губернии ценились выше всех. Мезень вошла в историю как место ссылки еще с 17 века. Здесь отбывали свой срок, определенный царским двором, протопоп Аввакум Петров, политический деятель Василий Голицин, дипломат Артамон Матвеев и другие.

Мезень издавна была местом ссылки тех, кто выступал против власти и церкви. С древнейших времен сюда ссылали неугодных царскому правительству и официальной церкви людей. В XVII веке в Пустозерске был сожжен опальный протопоп Аввакум. До этого, в 1665-1666 годах, вдохновитель старообрядчества вместе со своей семьей полтора года жил на Мезени в Окладниковой слободке, где, «промышляя рыбу, и кормился». Здесь он служил в местной церкви, убеждая прихожан стоять за древнюю веру. Здесь в 1670 году были казнены его верные сподвижники - мезенец Федор Юродивый и москвич Лука Лаврентьевич, которых мезенские старообрядцы причислили к лику святых. В Окладниковой слободке уже после казни Аввакума в течение десяти лет содержалась его семья, здесь же умер младший и любимый сын Аввакума Афанасий. Вполне возможно, что потомки проповедника до сих пор живут на Мезени. В те же годы было подавлено крестьянское восстание под руководством Степана Разина. Многие из повстанцев были высланы в отдаленный Пустозерский острог. В декабре 1675 года разницы вместе с женами и детьми были отправлены из Холмогор в Пустозерск через Окладникову слободку, где им пришлось жить некоторое время, так как местные жители отказались дать им подводы. Именно тогда дочь высланного самарца Проньки Говорухина приглянулась местному зверолову-промышленнику Степану Волуеву. На масленицу молодые сыграли свадьбу. А к 1685 году почти все сосланные в Пустозерск разницы были освобождены. Два года провел в пустозерской ссылке знаменитый дипломат и культурный деятель XVII века, любимец и друг царя Алексея Михайловича, воспитатель матери будущего императора Российского государства Петра I боярин Артамон Сергеевич Матвеев. Став жертвой закулисной борьбы за влияние на царский престол, он был лишен боярства и всего имущества и в июне 1678 года доставлен в Пустозерск. В 1680 году его перевозят на Мезень в Окладникову слободку, где Матвеев пробыл до 1682 года, дождавшись освобождения по царскому указу.

С середины XIX века в Мезени находилась большая группа мятежных поляков: Галченко, Синявская, Гульдинский, Задерновский, Цеманович, Войтковский и многие другие. Со временем кто-то из них поступил на государственную или военную службу, кто-то зарабатывал себе на жизнь другим способом. Но не все ссыльные смогли приспособиться к жизни в далекой глухой окраине. Одни спивались, другие сводили счеты с жизнью. Об одном из таких случаев рассказала небольшая заметка в «Архангельских губернских ведомостях» от 18 июня 1866 года: «В г. Мезени, состоящий под надзором полиции, уроженец царства Польского мещанин Наполеон Малинкевич, 26 февраля, по возвращении, в пьяном виде, в свою квартиру, занимаемую в доме мещанки Елизаветы Мишуковой, повесился на платке, прикрепленном к железному крюку». Но Мишукова, вовремя заметив, не дала свершиться непоправимому. Как свидетельствовала газета, причиной попытки самоубийства было желание избавиться от тюремного заключения, присужденного судебным решением за оскорбление князя Масальского, состоявшего, кстати, также под надзором полиции. Драки, пьянки, кражи, ссоры по пустякам сопровождали жизнь ссыльных. Но, видно, не так часто они случались, если о рядовой краже у ссыльного Цемановича серебряной медали, которую он получил взамен долга от одного из жителей Мезени, которую тот, в свою очередь, получил в награду за лошадь на выставке, сообщала губернская газета.

С изменением политической обстановки в стране изменился и состав ссыльных в Мезени. В конце XIX - начале XX века в Мезенский уезд стали ссылать народников, затем социал-демократов, эсеров, бундовцев и большевиков. Ссыльных обычно размещали в уездном городе и волостных центрах под надзором полицейских урядников. В 1904 году в Мезенском уезде проживал 91 политссыльный. Их поселения находились в селах Олеме, Вожгорском, Долгощелье, Койнасе, Койде, Погорельском, Устьваж(ш)ском, Дорогорском, Семже и Пустозерске. Наиболее крупной и активной была колония политссыльных в городе Мезени. В разное время здесь отбывали наказание представители различных политических и религиозных течений и обществ В 90-е годы XIX века сюда были сосланы за «вредное влияние» на своих собратьев духоборы Иван Евсеевич Конкин, Иван Фотиевич Махортов и Василий Иванович Объедков.

Среди народников надо назвать имя ставшего впоследствии известным писателем Александра Серафимовича Попова (Серафимович), написавшего в Мезени свои первые рассказы Поэт и писатель, автор песни «Замучен тяжелой неволей» Г.А. Мачтет в конце 1878 года был также доставлен в Мезень, где провел несколько недель в тюрьме, а потом был переправлен в Вологду. В феврале 1897 года в Мезень из Архангельска был переведен Владимир Иванович Маноцков. Дворянин, студент Петропавловской сельскохозяйственной академии, он был выслан за распространение революционных изданий и устройство цинкографии. В Мезени он пробыл -недолго и в мае был переведен в Пинегу, а оттуда - в Шенкурск. В ссылке Маноцков занимался литературным трудом, сотрудничал с «Архангельскими губернскими ведомостями». В 1897 году в Архангельске была издана его книга «Очерки жизни на Крайнем Севере. Мурман». Примерно в то же время находился в мезенской ссылке Петр Николаевич Евграфов, высланный в 1894 году на три года из Санкт-Петербурга за участие в деятельности группы Бруснева. В Мезени он занимался ремонтом часов и слесарным делом Из Мезени Евграфов вел переписку с заграницей и политссыльными И И. Лузиным и А.А. Машицким: вместе они образовали кружок.

В 1897-1899 годах на лесопильном заводе братьев Ружниковых работали высланные сюда известные революционеры, члены «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» В.А. Шелгунов и К.М. Норинский.
Константин Максимович Норинский был личностью незаурядной и оказал большое влияние как на политссыльных, так и на местных рабочих. Первый раз его арестовали в 1895 году по делу «Санкт-Петербургской группы народовольцев» и выслали в Екатеринослав, а оттуда за участие в организации социал-демократов перевели в Сольвычегодск. Там он получил разрешение на перевод в Мезень, куда его пригласил В.А. Шелгунов. В 1974 году вышла книга «Под надзором полиции: Воспоминания»Василий Андреевич Шелгунов также был выслан из Санкт-Петербурга. Районный организатор Невской заставы, он был лично знаком с Лениным.

За покушение на жизнь бывшего губернатора Киевской губернии и ранение полицмейстера в октябре 1902 года был приговорен к смертной казни, замененной бессрочной каторгой, Фома Корнеевич Качура. В апреле 1904 года каторга была вновь заменена" ссылкой в село Азаполье Мезенского уезда, где он и проживал до 1911 года. После революционных событий 1905-1907 годов на Мезень стали поступать большие партии ссыльных, в том числе видные деятели революционного движения: Инесса Арманд, К.Е. Ворошилов, П.А. и E.С Моисеенко, П.С. Кравченко, А.Н. Щипицын. По воспоминаниям участника тех событий рабочего лесозавода № 48 И.А. Базарева, первые революционные маевки в Мезенском уезде и, в частности, на лесозаводе Ружникова, начались в 1905 году и проходили под видом пикников. Небольшие группы рабочих, в основном мастеровые - слесари, кочегары и другие, собирались по речке Каменке и за Лукиным ручьем. А там политссыльные Кузнецов, Язвицкий и другие активисты рассказывали о требованиях, которые предъявляют рабочие во время первомайских демонстраций. Группы собирались скрытно от полиции и хозяев завода, при этом собрания проводились не только 1 Мая, но и в другие дни. Понемногу революционно настроенные ссыльные убедили перейти на свою сторону более половины рабочих.

В 1906 году группа собравшихся составила уже тридцать человек. Среди участников маевки были и жены рабочих. Полицейские при этом присутствовали и, хотя никаких актов насилия не совершили, но донесение мезенскому исправнику отправили. В нем говорилось, что «рабочие устроили на заводе по речке Каменке митинг на полверсты от казарм, где выступал оратор - помощник таможенного надзирателя Попов и призывал рабочих к забастовке с требованиями восьмичасового рабочего дня и других свобод. После рабочие пели революционные песни». В апреле 1906 года было организовано Мезенское отделение профессионального союза архангельских лесопильных заводов. Под его руководством рабочие смелее стали требовать улучшения условий жизни и труда. Яков Левкин, пришедший подростком на завод, позднее писал, что в жилых одноэтажных бараках проживали по 50-70 человек в одной комнате. Из-за большой скученности стояли духота и влажность, заводились клопы, вши, тараканы, что приводило к возникновению эпидемий. Рабочий день составлял 11, а то и более часов. В 1907 году на заводе Ружникова рабочие предъявили администрации требования об улучшении условий труда, речь шла о восьмичасовом рабочем дне. Отказ управляющего обсудить эти требования привел к забастовке, которая продолжалась два месяца. Под конец рабочие устроили демонстрацию - шествие из Каменки в Мезень с красными флагами и транспарантами. Намерения у них были мирные -рассказать исправнику о жестокости хозяев, о том, в каких условиях им приходится жить. Но в Малой слободе рабочих встретил взвод солдат с нагайками, и шествие разогнали. Однако усилия бастующих не пропали даром. Часть требований была удовлетворена: рабочий день сократили до 10 часов и повысили заработную плату5. Накануне первой мировой войны на заводе создали медицинский пункт с постоянным фельдшером для оказания первой медицинской помощи.

Сосланные в глухую Мезень, где крестьяне и рабочие не представляли себе другой жизни, кроме тяжелого ежедневного труда на лесозаводе или в море, революционно настроенные рабочие и служащие учили их, как добиваться своих требований, Большую помощь политссыльным оказывала библиотека, которая включала свыше 400 экземпляров книг по социально-экономическим вопросам. Были в ней и периодические издания. Судя по авторам (Каутский, Ленин, Маркс, Плеханов), библиотека состояла из книг левого направления. Было у политссыльных и желание выпускать свою газету «Социал-демократический листок». Пропаганда революционных идей, осуществляемая в Мезени политссыльными, подготовила почву для последующих событий.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

* Нажимая на кнопку "Добавить комментарий" или "Подписаться" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.



Top