Подкарпатские Русины (1932 - 1938)

Подкарпатские Русины (1932 - 1938)

После распада Австро-Венгерской империи 8 ноября 1918 года Первая Рада русинов в Прешове принялa постановление об отделении Подкарпатской Руси от Венгрии. По Сен-Жерменскому Договору землям русинов предоставлялась автономия.

12 ноября Рада русинских эмигрантов во главе с Григорием Жатковичем, прошедшая в США, предварительно проголосовала за присоединение Подкарпатской Руси к Чехословакии и приняла решение провести плебисцит всех американских русинов. Опрос прошёл в декабре, и голоса на нём разделились следующим образом: 67 % проголосовало за вхождение края в Чехословакию, 28 % за присоединение к Украине, 2 % за полную независимость, по 1 % за присоединение к Галиции, Венгрии либо России. Тем временем в Карпатской Руси проходили другие народные собрания, принимавшие разные решения. Рада в Хусте потребовала присоединения к Украине, а «Рада галицких и угорских русинов» во главе с Антоном Бескидом в Прешове поддержала решение присоединиться к Чехословакии. Со своей стороны Венгрия выразила готовность предоставить (26 декабря 1918 года)Подкарпатской Руси автономию в своём составе под названием «Русская Краина». В это же самое время делегация словацких русинов вела переговоры в Будапеште с Миланом Годжей о присоединении ПР к Чехословакии.

Однако обещания чехословацких политиков о территориальном объединении русинских земель и предоставлении русинам широкой автономии в рамках ЧСР, зафиксированные в Сен-Жерменском мирном договоре 1919 г., так и остались невыполненными в период существования первой чехословацкой республики. Затягивание Прагой предоставления автономии Подкарпатью крайне негативно воспринималось русинской общественностью, являясь одной из главных причин неудовлетворенности русинов свои положением в Чехословакии. Другой важной причиной этой неудовлетворенности была национальная политика Праги, которая в 1920-е гг. поддерживала украинскую пропаганду в Подкарпатской Руси, что вызывало острое недовольство преобладавших среди русинского населения традиционалистов-русофилов, считавших карпатских русинов частью единого русского народа.

Драматические события в Европе в 1938–1939 гг., кардинально изменившие политическую карту европейского континента, оказали колоссальное воздействие на положение карпатских русинов. Внутриполитический кризис в ЧСР в 1938 г., вызванный национальным движением судетских немцев, и Мюнхенский сговор в конце сентября 1938 г., лишивший Чехословакию примерно трети ее территории и повлекший за собой затяжной паралич власти, сопровождались резким ростом активности словацкого и русинского движения за автономию. В Подкарпатской Руси также активизировалось украинское национальное движение, опиравшееся на военизированную организацию «Карпатская Сич», созданную при содействии германских спецслужб. Колоссальную роль в организации движения за автономию Подкарпатской Руси в начале 1938 г. сыграл основанный в США видным русинским общественным деятелем А. Геровским. Карпаторусский Союз, объединивший представителей многочисленной в Северной Америке русинской диаспоры. Карпаторусский Союз, предчувствуя грядущие внешнеполитические потрясения в Центральной Европе, отправил в мае 1938 г. свою делегацию в Чехословакию с целью изучения положения Подкарпатья и возможности получения автономии. Примечательно, что возглавлявший делегацию Карпаторусского Союза А. Геровский, остро критиковавший русинскую политику чехословацких властей в течение всего межвоенного периода, вначале столкнулся с нежеланием Праги разрешить ему въезд в Чехословакию. Однако после разнообразных бюрократических проволочек со стороны чехословацкого посольства в Париже Геровский в итоге получил чехословацкую визу и смог попасть в Чехословакию.

Визит делегации Карпаторусского Союза в Подкарпатскую Русь в мае 1938 г. и беседы ее членов с местным населением и русинскими политиками убедили представителей американских русинов в крайне тяжелом социально-экономическом положении Подкарпатья, всевластии и произволе чешских чиновников, безвластии губернатора Подкарпатской Руси К. Грабаря и широко распространенном недовольстве местного населения политикой Праги. [1] Представителям американского Карпаторусского Союза удалось объединить русинских членов чехословацкого парламента русофильской ориентации в лице депутатов от Автономного Земледельческого Союза и аграрной партии А. Бродия, П. Жидовского, П. Коссея и И. Пещака, а также сенаторов Э. Бачинского и Ю. Фельдешия. На встрече в Ужгороде 6 июня 1938 г. упомянутые русинские политики в присутствии делегации Карпаторусского Союза создали Русский Блок и приняли общую программу, начав переговоры с чехословацким правительством о получении автономии. Первоначально в состав Русского Блока не вошли украинофил Ю. Ревай, депутат чехословацкого парламента от социал-демократической партии, и С. Фенцик, депутат парламента и лидер Русской национально-автономной партии.

В сентябре 1938 г. в разгар внутриполитического кризиса в Чехословакии произошла консолидация всех русинских политических сил в борьбе за автономию своего края. Более решительно требование автономии стали отстаивать и такие карпаторусские политические деятели как сенатор Э. Бачинский и губернатор Подкарпатской Руси К. Грабарь, ранее послушно шедшие в русле пражской политики. Некоторое время в стороне от автономистского движения оставались С. Фенцик и местные украинофилы, которые, будучи в меньшинстве в Подкарпатской Руси и опираясь на поддержку Праги, справедливо опасались ослабления своих позиций в случае предоставления автономии Подкарпатью. В своих воспоминаниях А. Геровский сравнивал политику чехословацких властей в отношении Подкарпатья в это время с поведением скупого человека, который даже перед смертью не хочет расстаться со своим богатством.[2]

Накануне Мюнхенского сговора отношение чешской общественности к вопросу подкарпаторусской автономии, к русофилам в Подкарпатской Руси, а также к русским вообще резко изменилось в лучшую сторону. 29 сентября 1938 г., т.е. в день начала работы международной конференции в Мюнхене, «Американский Русский Вестник» констатировал, что «никогда еще в Чехословакии так хорошо не относились к русским, как теперь.... В представлении рядового чеха, каждый русский – их союзник. Затруднения, переживаемые Чехословакией, ...отразились на положении русского населения в Подкарпатской Руси.... Раньше местные власти способствовали украинизации населения, теперь украинофилы лишены всякой поддержки, и движение их сходит на нет...».[3]

Мюнхенский сговор и последовавшие за ним паралич власти и трансформация политической системы ЧСР сделали Прагу более сговорчивой в вопросе автономии Подкарпатья. В начале октября 1938 г. карпаторусские политики – члены Русского Блока по рекомендации главы американского Карпаторусского Союза А. Геровского приступили к созданию автономного правительства Подкарпатской Руси, членами которого, по всеобщему согласию, могли стать только депутаты и сенаторы чехословацкого парламента. На совместном заседании Русского Блока и представителей Русской и Руськой (украинской) Народных рад во главе с И. Каминским и А. Волошиным, состоявшимся в Ужгороде 8 октября 1938 г., было единогласно избрано первое автономное правительство Подкарпатской Руси. Премьером правительства стал лидер Автономного Земледельческого Союза А. Бродий; в состав правительства в качестве министров вошли русофилы Э. Бачинский, И. Пещак, С. Фенцик и украинофил Ю. Ревай. По просьбе украинофилов в состав правительства в качестве исключения был также включен А. Волошин, не бывший, в отличие от остальных министров, членом чехословацкого парламента.

По воспоминаниям А. Геровского, при подписании протокола об избрании автономного правительства представитель местных украинофилов М. Бращайко, выразив удовлетворение по поводу обретения Подкарпатской Русью собственного правительства, одновременно признал, что это является «проигрышем Украины».[4] Впоследствии украинские деятели стремились всячески преуменьшить роль русофилов в движении за автономию Подкарпатья. Так, глава подкарпаторусского отделения ОУН в 1932-1940 гг. и один из приближенных А. Волошина Ю. Химинец в своих мемуарах ни словом не упомянул о роли Русского Клуба и русофильских политиков в создании первого автономного правительства Подкарпатской Руси. Химинец интерпретировал данные события таким образом, как будто не русофилы, стоявшие во главе автономистского движения, пошли на уступки украинофилам при формировании правительства, а наоборот.[5]

Представитель Праги доктор Паркани, назначенный в это время министром по делам Подкарпатской Руси, прибыл в Ужгород уже после образования подкарпаторусского правительства. Формирование первого автономного кабинета министров Подкарпатской Руси прошло, таким образом, независимо от Праги, вызвав гневную реакцию чехословацкого премьера генерала Сыровы, который сместил Грабаря с должности губернатора и назначил на его место ставленника Праги доктора Паркани. По приказу генерала Сыровы был даже арестован прибывший из Ужгорода в Прагу 9 октября 1938 г. лидер Карпаторусского Союза А. Геровский, которого чехословацкие власти воспринимали как крайне неудобную фигуру, препятствующую их политике в Подкарпатской Руси. Однако после негативной реакции югославской дипломатии и бывшего чехословацкого премьера М. Годжи А. Геровский был освобожден. Более того, 10 октября 1938 г. по инициативе генерала Сыровы состоялась его встреча с Геровским, на которой глава Карпаторусского Союза, выражая позицию Русского Блока и правительства Подкарпатской Руси, предложил чехословацкому премьеру уволить вице-губернатора Мезника и отстранить Паркани от должности губернатора Подкарпатья и министра по делам Подкарпатской Руси. Сыровы был вынужден пойти на частичные уступки, согласившись с немедленным увольнением Мезника и последующим отстранением Паркани от занимаемых им должностей.

После переговоров Сыровы с Геровским последовала встреча чехословацкого премьера с членами правительства Подкарпатской Руси, на которой был подтвержден состав автономного подкарпаторусского правительства и согласованы взаимоотношения между центральным правительством в Праге и правительством в Ужгороде. Карпаторусская общественность Северной Америки заинтересованно следила за развитием событий в послемюнхенской Чехословакии. «Карпаторусский народ уже имеет автономию. В правительство нашего автономного края вошло больше русских, чем украинцев, - с удовлетворением отмечал «Американский Русский Вестник». – Мы шлем этому правительству наши искренние пожелания. Просим их, чтобы они справедливо представляли свой народ и чтобы не запродали его каким-нибудь украинцам».[6] Однако надеждам «Американского Русского Вестника» было не суждено сбыться. С отъездом главы Карпаторусского Союза А. Геровского из Чехословакии в Югославию и с растущей внешнеполитической зависимостью Праги от Берлина, поддерживавшего украинское движение, русофилы постепенно теряли свои позиции в Подкарпатской Руси, в то время как украинофилы усиливали свое влияние.

Премьерство А. Бродия продолжалось менее месяца. Являясь неудобной фигурой для украинофилов и стоящего за ними Берлина, он был смещен с должности премьера 26 октября 1938 г. с помощью доноса и переданных чехословацкому руководству документов, свидетельствовавших о провенгерской деятельности Бродия и его планах присоединить Подкарпатье к Венгрии. Примечательно, что возглавляемый Бродием Автономный Земледельческий Союз, противодействуя бесчинствам галицких эмигрантов, которые нередко вели себя вызывающе по отношению к местному населению, в середине октября 1938 г. распространил по всей Подкарпатской Руси листовки, призывавшие местное население «уничтожать украинских бандитов».[7]

Первое автономное правительство Подкарпатской Руси во главе с Бродием успело провести три заседания. На первом заседании 15 октября 1938 г. были распределены функции между министрами и принято решение добиваться той же степени автономии, которую получили словаки. На втором заседании, состоявшемся 18 октября, С. Фенцик доложил о ситуации в русинских областях Словакии и о переговорах по поводу возможной ревизии границы между Словакией и Подкарпатской Русью. На третьем заседании 22 октября рассматривалась политическая ситуация в крае; кроме того, министр Э. Бачинский сообщил о ходе переговоров об установлении новой границы между Чехословакией и Венгрией, упомянув об обещании Риббентропа оставить Ужгород и Мукачево, как города с преимущественно славянским населением, в составе Подкарпатской Руси.[8]

Ревизия границы между Подкарпатской Русью и Словакией была одним из приоритетов первого автономного правительства Подкарпатья. С самого начала Бродий заявил о себе как о решительном и последовательном стороннике объединения всех русинских земель. В своем первом выступлении в качестве премьера Подкарпатской Руси 12 октября в Ужгороде Бродий объявил о готовности своего правительства «предпринять все меры для объединения всех русских территорий... от Попрада до Тисы».[9] Представители правительства Подкарпатья Пещак и Фенцик выехали с этой целью в Пряшевскую Русь, где идея объединения с Подкарпатской Русью получила широкую местного населения и политиков. Уже 12 октября 1938 г. была сформирована специальная комиссия по вопросу о словацко-русинской границе. Двумя днями позже в Братиславе начались переговоры по этой теме, которые вскоре были прерваны по инициативе премьера Словакии Й. Тисо. 13 октября в Прешове была созвана Народная Рада, активно включившаяся в подготовку объединения с Подкарпатской Русью. Однако смещение Бродия, приход к власти в Подкарпатской Руси украинофилов и последующая оккупация южной части Подкарпатья венграми резко изменили ситуацию.

Помимо оуновских интриг, за которыми угадывалась опытная рука берлинского режиссера, другой серьезной причиной отставки Бродия было недовольство Праги его жесткой позицией в вопросе будущих границ Подкарпатской Руси. На переговорах с послемюнхенской Чехословакией в октябре 1938 г. Венгрия требовала присоединения значительной части территории Словакии с городами Братислава, Кошице, Нитра и др. и южной части Подкарпатской Руси с городами Ужгород, Мукачево и Берегово. Реализация этого требования означала утрату Подкарпатской Русью не только своей столицы Ужгорода, но и вообще всех крупных городов. В ходе совещания в Праге 25 октября 1938 г. Бродий не только выступил против этого плана, но и заявил о том, что Подкарпатская Русь будет требовать присоединения всех русинских территорий восточной Словакии (области Земплин, Шариш и Спиш) с городом Прешов. Подобные планы были неприемлемы как для Словакии, не желавшей лишаться части своей территории, так и для Праги, отчаянно пытавшей удержать словаков в составе общего государства. В итоге 26 октября 1938 г. Бродий был смещен с должности премьера Подкарпатской Руси и арестован; в этот же день главой правительства Подкарпатья стал грекокатолический священник украинофил А. Волошин, пользовавшийся открытым покровительством Германии. По словам А. Геровского, «украинствующие» предали Бродия, а тогдашний глава правительства Чехословакии генерал Сыровы арестовал Бродия и назначил на его место Волошина по прямому указанию немецкого руководства.[10]

Ссылки

[1] Геровский А. Карпатская Русь в чешском ярме // Путями истории. Общерусское национальное, духовное и культурное единство на основании данных науки и жизни. Под редакцией О.А. Грабаря. Том I. Нью-Йорк, 1977. С. 227-229.
[2] Там же. С. 250-253.
[3] Amerikansky Russky Viestnik. Homestead, PA. September 29, 1938. № 39.
[4] Геровский А. Указ. соч.
[5] Химинець Ю. Закарпаття – земля української держави. Ужгород, 1991. С. 55.
[6] Amerikansky Russky Viestnik. Homestead, PA. October 20, 1938. № 42.
[7] Годьмаш П., Годьмаш С. Подкарпатская Русь и Украина. Ужгород, 2003. С. 103.
[8] Худанич В. Діяльність автономного уряду Карпатської України в 1938-1939 рр. // Zakarpatska Ukrajina v ramci Ceskoslovenska (1919-1939). Presov, 2000. С. 106.
[9] Magocsi P.R. The Rusyn – Ukrainians of Czechoslovakia. An Historical Survey. Wien, 1983. P. 44.
[10] Геровский А. Указ. соч. С. 258-259.

Вальтер Мебиус / Подкарпатские Русины / 1932 - 1938

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

* Нажимая на кнопку "Добавить комментарий" или "Подписаться" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.



Top