Ингерманландия (Ингрия, Ижорская земля)

 Ингерманландия (Ингрия, Ижорская земля)

Еще сравнительно недавно упоминание об ингерманландских финнах, как и само слово «Ингерманландия», практически не допускалось – и территории с таким названием этого народа как будто бы не существовало. По словам историка Вадима Мусаева, «подавляющее большинство нынешних жителей Петербурга и Ленинградской области даже и не знает, что живет в Ингерманландии, и имеет самое смутное понятие об обитавших здесь ранее финнах».

Поскольку ингерманландцы стали жертвой сталинских репрессий и лишились исторической родины, все, что с ними связано, вычеркивалось из истории. После войны ингерманландским финнам приходилось скрывать национальность – к ним с предубеждением относились как к бывшим врагам, пособникам оккупантов, а само слово «финн» нередко ассоциировалось с понятием «враг».

Считается, что западная граница Ингерманландии проходит по реке Нарове, затем по рекам Луге, Оредежу, Тосне, Мге и Лаве. Северная граница – по реке Сестре, от Ладожского озера до Финского залива. Как отмечает этнограф Наталья Юхнева, на территории Северо-Запада, еще до прихода туда славян, жило «аборигенное финно-язычное православное население»: водь, ижоры, вепсы и карелы. В западноевропейских источниках ижор называли инграми, а место их расселения – Ингерманландией.

В XVII веке, во время шведского владычества, Ингерманландия, пустовавшая после массового исхода жителей, стала заселяться финнами-лютеранами. Именно их сейчас называют финнами-ингерманландцами, а в XIX веке говорили – «петербургские финны». К концу XVII века финны составляли 80% обитателей приневских земель. Даже после основания Петербурга, когда сюда со всех краев России стали переселять русских крестьян, финны-ингерманландцы продолжали составлять значительную часть населения многих районов Петербургской губернии, поначалу она даже называлась Ингерманландской. В числе первых жителей Петербурга имелось немало ингерманландцев, выходцев из этих краев.

По данным земской статистики, по состоянию на 1897 год население Петербургской губернии составляло 690280 человек, из них – 107006 финнов и 13692 – ижорцев. В центральной части Петербургской губернии, состоявшей из пяти уездов – С.-Петербургского, Шлиссельбургского, Царскосельского, Петергофского и частью Ямбургского, – преобладало финское население. Вместе с тем «финский элемент» заметно ослабевал «по мере удаления от южного конца перешейка между Финским заливом и Ладожским озером, так что наиболее западный из этих пяти уездов – Ямбургский – менее всего сохранил у себя финские национальные черты». Три «периферические» уезда, Гдовский, Лужский и Новоладожский, составлявшие, однако, больше половины территории губернии, почти совсем не имели финского населения.

«Таким образом, оказывается, что в трех наибольших по площади уездах, с половиной всего населения, – отмечалось в отчетах земской статистики на 1897 год, – проживает ничтожное количество финнов (1343 чел.), тогда как в остальных пяти уездах, в которых числилось 335050 человек населения, финнов в том числе было 105663, или 31,53%; если к этому прибавить 13 057 ижорцев, проживавших в двух из тех же пяти уездов, то процентное соотношение финского населения ко всему населению губернии в той ее части, где оно вообще встречается, выразится в среднем в 35,43%». Больше всего финского населения регистрировалось в Петергофском, С.-Петербургском, Царскосельском и Шлиссельбургском уездах Петербургской губернии.

ИНГЕРМАНЛАНДИЯ (Ингрия, Ижорская земля), одна из территорий Русского государства. Область, недостаточно четко ограниченная, прилегала к р. Неве и побережью Финского залива до р. Наровы (Нарвы); входила в состав Водской пятины Новгородской (в летописях упоминается с XIII в.). Была населена различными финскими народностями, среди которых выделялись водь и ингрикоты (ингры, ижора), а также новгородскими выходцами, образовавшими два погоста, Ижорский и Спасский. В XVI в. Ингерманландия переходила из рук в руки, от русских к шведам и обратно. В 1617 отошла по Столбовскому миру к шведам; в 1702 была снова завоевана Петром I. Влияние шведов сказалось на обращении в лютеранство значительной части местного финского населения. С 1706 составила вместе с С.-Петербургом ядро Ингерманландской губ., занимавшей первоначально площади будущих губерний: Петербургской, Эстляндской, Новгородской, Псковской, Тверской, Олонецкой и Ярославской. В 1719, при новом разделе на губернии, вошла в состав С.-Петербургской губ.

Известный русский историк В. Н. Татищев связывал это название с именем князя Игоря (скандинавский вариант – Ingor, в женском варианте – Inger). Исследователь А. Шёгрен пытался лингвистически обосновать связь названия с именем Ингегерд. Финское же название «Инкери» (Inkeri) возможно намного древнее и, может быть, получило своё название от реки Инкери йоки (Inkerijoki), так называется по фински река Ижора, которая течёт по территории средней Ингерманландии. Ещё в начале ХХ века здесь проживали финны, ижора, водь, эстонцы, карелы, русские и немцы. Различные группы населения могли проживать на одной и той же территории, и даже в одной и той же деревне. Считается, что изначальным населением Ингерманландии были Водь и Ижора. Самые ранние археологические свидетельства, говорящие в пользу води, относятся к началу нашей эры. На основании некоторых захоронений можно утверждать, что на территорию Ингерманландии в IV – VII веках пришли новые поселенцы из Восточной Эстонии.

В старых русских источниках водь впервые упоминается в 1069 году. Так под этим годом есть известие, что при сражении новгородцев с полоцким князем Всеславом «велика бяще сеця Вожанам ипаде ихъ бесчисленное число». А под 1149 годом сообщается, что емь, напавшая на водь, была разбита при помощи новгородцев. Правда, упоминаемая в летописи Нестора чудь, которая, как утверждается, в IX веке приняла участие в создании Русского государства, вполне могла быть именно водью. Происхождение ижоры столь же загадочно, как и води. Очевидно, что ижора и карелы имели общие корни. Ранее считалось, что предки ижор переселились в Ингерманландию из Древней Карелии, с западного побережья Ладожского озера, где-то в начале II-го тысячелетия.

В русских летописях ижора впервые упоминается под 1228 годом, когда она, как свидетельствует источник, вместе с новгородцами отражала нападение хяме. После этого ижора, равно как и корела, неоднократно упоминается в летописях в связи с военными предприятиями Новгорода, направленными против Запада. Славянские племена, кривичи и словене, появились в южной Ингерманландии в районе Чудского и Ильменского озёр, примерно, в VI – VIII веках. Через два века славяне начали проникать уже на собственно Ингерманландскую возвышенность. Об этом свидетельствуют тысячи курганов, из которых самые древние относятся именно к Х веку. С этого времени начались взаимные контакты славянских и финских племён в Ингерманландии. Можно считать, что с самого начала эти контакты носили оживлённый характер, поскольку в курганах и захоронениях соседствуют как древнерусские, так и прибалтийско-финские черты. В последующие столетия влияние славян постоянно возрастало. На то были две основные причины: к XIV столетию вся Ингерманландия уже вошла в орбиту новгородского влияния, и её жителей обратили в православие. После Ореховского мира 1323 года Новгород, а затем Москва закрепляют приобретённые территории. В те времена на Ижорской земле находилось несколько укреплённых крепостей: центральная старая крепость Орешек, Копорье (Kaprio), Ям (Jam, Jama), Ивангород.

С XII века Ижорская земля входила в состав Новгородской земли. В этот период Новгородская республика постоянно вела войны со шведами («Невская битва» 1240 года), датчанами, а также с Тевтонским орденом («Ледовое побоище» 1242 года). В 1280 году великим князем Дмитрием Александровичем заложена первая каменная крепость на территории Приневского края — Копорье. В ареале племени емь в западной Ингрии была основана крепость Ям (позднее Ямбург, Кингисепп). В XV веке Ижора, как и вся Новгородская земля, была завоёвана и присоединена к Московскому Великому княжеству. Для охраны западных рубежей в 1492 году по приказу великого князя Ивана III была построена крепость Ивангород. В мае 1583 по итогам неудачной для Ивана Грозного войны Русское царство заключило Плюсское перемирие со Швецией, по которому лишалось почти всей Ижорской земли. Восточные уезды Водской пятины стали владением Швеции (швед. Svenska besittningar), то есть, в отличие от провинций, обладали статусом завоёванной территории и находились под властью генерал-губернатора, который подчинялся напрямую королю. В составе Русского царства остался только Ореховский уезд с рекой Невой. В 1595 году захваченная часть Водской пятины была возвращена Русскому царству по Тявзинскому договору.

Границы Ингерманландии ограниченны Финским заливом, рекой Нарва, Чудским озером и Ладожским озером с прилегающими к нему равнинами на востоке. Границей с Финской Карелией считается река Сестра. Южная часть не имеет четких географических ориентиров и соответствует границе между Россией и Швецией установленной в 1617 году. В 1708 году эти земли вошли в состав Ингерманландской губернии, с 1710 — Санкт-Петербургской Губернии, а с 1927 года — Ленинградской области. Границы этих образований значительно менялись с течением времени. С 1803 по 1926 года историческая Ингерманландия включала в себя город Санкт-Петербург и 5 уездов Санкт-Петербургской губернии: Петербургского (Петроградского), Петергофского, Царскосельского (Детскосельского), Шлиссельбургского и Ямбургского. В настоящее время это территории Кингисеппского, Волосовского, Гатчинского, Ломоносовского, Тосненского, Всеволожского и западная часть Кировского (до реки Лавы, ранее Лавуя) районов Ленинградской области. После Октябрьской революции 1917 года северная часть Ингерманландии при поддержке независимой Финляндии, провозгласила государственный суверенитет - была образована республика Северная Ингрия со столицей в деревне Кирьясало Всеволожского района, просуществовавшая с 1918 по 1920 гг. В 1920 по условиям Тартуского договора между РСФСР и Эстонией небольшая часть западной Ингрии была включена в состав Эстонской республики.

Русское население не могло понять смысла старых названий сел, островов, рек, и переиначивало их «на русский лад», к примеру село Ауттава было переназвано в Автово, а село Кеттеле - в более понятное «Котлы», и так далее. С приходом русских автохтонное население испытало серьёзное влияние русской культуры, которое, в частности, сказалось на языке, что привело к его полному вытеснению.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

* Нажимая на кнопку "Добавить комментарий" или "Подписаться" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.



Top