Иван-чай. Утерянные традиции. Академик Альберт Никитин и Валерий Емельянов о истории и пользе иван-чая.

Иван-чай. Утерянные традиции. Академик Альберт Никитин и Валерий Емельянов о истории и пользе иван-чая.

Академик, профессор, доктор технических наук,
лауреат Государственной премии
Никитин Альберт Николаевич

Академик, доктор сельскохозяйственных наук
Емельянов Валерий Иванович


Уважаемые братья и сестры! Мы представляем Российскую академию естественных наук, я – Никитин Альберт Николаевич и Валерий Иванович Емельянов. Он живет в Нижнем Новгороде и занимается сельскохозяйственной наукой и прикладными вопросами в сельском хозяйстве, а я ветеран ракетно-космической техники и занимаюсь сегодня высокими технологиями со своим коллективом в секции «Ноосферные знания и технологии». «Ноос» – это сфера разума, это – великое достояние великого российского ученого Вернадского Владимира Ивановича, который в начале XX века провозгласил вместе с французом Пьером де Шарденом это направление. То есть, что это такое в переводе на русский язык? Это – сбалансированное существование на планете Земля между человеческой цивилизацией и биосферой. Если будет нарушена биосфера, а мы сейчас видим, что экология продолжает наступать в отрицательном значении, то будут идти необратимые процессы деградации, и, в итоге, человеческая жизнь, человеческая цивилизация может исчезнуть.

Вот, собственно, это – основное направление. Оно включает в себя не только этот баланс между биосферой и антропологической нагрузкой человечества, но и подготовку с детских лет к той разумной жизни, которое и обеспечивает вот это сбалансированное сохранение.

Мы сегодня представляем вам традиционный национальный русский славянский напиток «иван-чай», а точнее чай из растения «кипрей», известного всей науке. А название «иван-чай» он получил заграницей, когда мы стали его поставлять с конца XIV – начала XV века в Европу, включая Англию. И Европа, и Англия пили «иван-чай».

Тогда он имел название «копорский чай» по местности, в которой Александр Невский впервые попробовал этот напиток – село Копорье вблизи Петербурга, где из его листьев изготовляли чай. Тогда на Руси он получил название «копорский чай». В течение века Россия пила этот копорский чай, расфасованный в двухслойные мешки из льна.

А с началом XV века и Европа получила этот чай. А с появлением Вест-индской компании методом шантажа, подкупа и провокаций англичане вытеснили наш чай из Европы.

И перед революцией было две фабрики, которые производили этот чай: это Копорья и еще одна в Псковской области.

Валерий Иванович живет в городе Городец. Это старинный город, в нем по пути из татарской ставки от хана, отравленный медленным ядом, скончался святой Александр Невский. И сейчас там восстанавливается церковь Архангела Михаила, где, как раз, его отпевали.

И вот там, благодаря Валерию Ивановичу, был восстановлен национальный напиток иван-чай. Что этот напиток может дать, он сейчас вам и расскажет.

Когда я занялся иван-чаем, я не думал, что эта тему будет настолько интересной, я не думал, что такие будут соприкосновения и контакты с будущим, прошедшим и настоящим. Альберт Николаевич рассказал уже, что Александр Невский, 1240 год, отбил у крестоносцев-немцев это Копорье, и тогда же кто-то из монахов стал производить этот чай.

Это место находилось недалеко от Финского залива, и однажды туда зашло английское судно. Англичане попробовали, и этот чай им понравился. С этих пор они начинают закупать его тысячами пудов и вывозить в Англию: вся Англия пьет русский чай.

Кто меня толкнул на этот чай? Я знал, что им занимаются, все знали, что им занимаются – был такой иван-чай: из Городца везли в Одессу, продавали, мы все пили этот иван-чай, но почему конкретно я стал этим заниматься – я не знаю до сих пор! Кто меня толкнул на это дело – не знаю.

А потом, когда я изучил историю иван-чая, понял. Смотрите, что получается: Копорье Александр Невский отвоевал у немцев, а родина у великого князя – Переславль-Залесский! А окончил он свой путь в Городце. А если сравнивать Переславль-Залесский с Городцом – оказывается, Юрий Долгорукий организовал их, оба города, в 1152 году. Связь какая интересная! Святой благоверный князь Александр Невский тут везде присутствует! И я думаю: как я оказался вот в этом окружении?

Копорский чай. Мы знаем, как его изготовляли. Везде присутствовала печь, русская печь. То есть он там проходил ферментацию и досушивался. Но когда, начав заниматься этим чаем, когда исследовать его мне помогли академики, то Маленков Андрей Юрьевич сказал: «Это – Божий дар! Это такое растение, в котором есть все для того, чтобы человек долго жил и не болел!»

А какая же разница копорского чая и городецкого? Ну, естественно, есть разница, потому что общество развивается по спирали, технология растет по спирали – понятно все. Отличается вот чем: отличается тем, что чтобы вовремя прекратить процесс ферментации (ферментация – это процесс биохимический, в этом процессе участвуют аэробные бактерии, которые живут на воздухе) мы всегда наш чай ставили в печь при высокой температуре, и все дрожжи и бактерии исчезали. И фиксировался чай в той стадии, которая нужна: и вкусный чай, и хороший, и целительный вот в этой стадии. В печи-то 100 градусов, а 100 градусов – это губительная температура не только для бактерий, но и для аминокислот, витаминов группы B и прочее, прочее. И, конечно, мы не получаем того, что мы должны получить.

Мы сегодня знаем, что для того, чтобы получить все целительные свойства этого напитка, необходима сушка не больше 55-60-ти градусов, не выше! И то – не дольше двух часов! Дальше идет расщепление, дальше то, что создала природа, создала процесс ферментации, мы теряем.

И мы сделали очень просто. Мы, когда считаем, что ферментация закончена, пропускаем чай через гранулятор. И в процессе грануляции воздух, то есть среда обитания аэробных бактерий, выжимается, и бактерии прекращают свою работу. И сушим при 50-ти градусов!

Боже мой, что ты там Емельянов натворил! Весь мир, индийцы, китайцы? заканчивает ферментацию температурой, а мы – другим способом! Хорошо? Хорошо! Приятно? Приятно! Ну, Альберт Николаевич вручил мне, конечно, медаль в Большом театре. Слава Богу, мне было очень приятно, за то, что мы, деревенские люди, сделали такое дело, получили патент. Но самое-то ценное, что именно эта технология дала возможность сделать такой уникальный напиток – копорский, а сейчас – городецкий.

В этом году на берегу Городца мы открываем чайную, там будет подаваться городецкий чай. А 12-го числа, в день города, открывается церковь Архангела Михаила, где отпевали Александра Невского. И к этому событию мы выпустим чай «Александр Невский». Ну, есть же чай «Принцесса Нури», да? А почему не может быть чай «князь Александр Невский»?

Дальше. Целительность этого чая. Все вы знаете одну пословицу, но расшифровать – не сможете. «Чай не пьешь – какая сила? Чай попил – совсем ослаб». Так вот эта пословица, если мы говорим о чае – индийский, китайский – говорит о его возбуждающей функции. Ну, как это: «чай попил – совсем ослаб» и возбудился? Нет, эта пословица пришла с иван-чаем. Иван-чай стоит на втором месте после валерьянки. И если на ночь выпивать его, да с медочком кипрейным, то есть белый такой мед, который с иван-чая пчелка взяла, то сон – замечательный! Сон замечательный, организм отдыхает, а раз организм отдыхает, то он набирается сил! «Чай не пьешь – какая сила? Чай попил – совсем ослаб!»

Пушкин Александр Сергеевич:

«Смеркалось; на столе, блистая,

Шипел вечерний самовар,

Китайский чайник нагревая;

Под ним клубился легкий пар.

Разлитый Ольгиной рукою,

По чашкам темною струею

Уже душистый чай бежал,

И сливки мальчик подавал;

Татьяна пред окном стояла,

На стекла хладные дыша,

Задумавшись, моя душа,

Прелестным пальчиком писала

На отуманенном стекле

Заветный вензель О да Е...»

Смотрим картину: что за «душистый чай»? У нас в Нижнем есть Пушкино, Болдино. Еду к пушкинистам, они говорят: «Валерий Иванович, это конечно русский чай, иван-чай». Почему? Потому что Пушкин вот этот контрастный именно и показал: «китайский чайник», но «душистый чай» – русский.

И вот 300 лет назад к нам привезли китайский чай, и мы все его хвалили. Ну, мы русский народ, мы всегда преклоняемся перед западом, перед зарубежными делами и прочее. И вот наши русские умельцы стали китайский чай подделывать и продавать вместо него русский, кипрейный.

И вот этот чай стал вылечивать гастриты, язвы желудка, а в старых энциклопедиях-травниках пишут, что и рак, и предстательную железу – каких только болезней он не лечит! И китайский чай за счет русского чая получит статус чая от ста болезней.

А еще академик Павлов в 1936 году сказал: «Товарищи, дорогие, русские! Вам можно пить только маленькую чашечку чая китайского или заморского, индийского, там, или единственную чашечку кофе – больше нельзя! Для вас вредно!»

Почему же вредно-то? А вот почему. Все мы люди, но люди разные. Индийцы – это один народ, сирийцы – третий народ, китайцы – четвертый, русские – пятый. И создавались наши организмы в разных условиях. То есть наша генетическая формула, наш генетический скелет создавался без кофеина. То есть кофеин в нашем растительном мире не формируется, его нет. А мы вдруг – китайский чай, индийский с двумя слонами, да сейчас зеленый стали пить! А в зеленом – в два раза больше кофеина, чем в ферментированном черном! И говорим: вот какой чай!

А потом откуда язвы, гастриты, и инсульты, и инфаркты? Ну, каких только болезней нет! Я не говорю, что это именно от чая или от кофе, но это не наш напиток. И я считаю так: Создатель сделал для нас иван-чай, русский чай. Для китайцев – китайский чай. Там другие люди, там они без него не могут жить, без кофеина, это у них такой организм. А мы: давайте, давайте, кофе пьем, да еще и курим! Табак тоже появился 300 лет назад, мы тоже табака не знали, русские.

И вот получается так: мы с вами имеем традицию пить настоящий русский чай – иван-чай, кипрейный чай, копорский. Его надо пить и, главное, его можно пить всю жизнь. Какие чаи можно пить всю жизнь? Чай из малины, ежевики, черной смородины и кипрей узколистный – иван-чай.

Нас сегодня сводили на колокольню, на четвертый этаж, где громадные колокола. И знаете, что мы увидели? Там растет иван-чай! Там он цветет и растет! Растение говорит: «Ну, человек, ну обрати на меня внимание! Ну, я же цвету все лето, как ни одно растение! Ну, почему я расту? Да потому что я тебе здесь нужен на этой земле, человек! Обрати внимание!» Альберт Николаевич хочет меня дополнить.

Технология производства копорского чая продолжалась восемь месяцев с момента сбора до момента его ферментации ранней весной. Собирали, клали на лед в подвалах и ранней весной на дубовых столах дубовыми скалками под навесами прокатывали. Это называлось «ферментация». Потом высушивали и упаковывали в мешки полпуда и пуд.

Русская армия не знала проблемы с сухарями: русские сухари в течение года никогда не плесневели даже при повышенной влажности. Почему? Потому что корень кипрея, то есть иван-чая, высушивался, перемалывался и добавлялся в муку.

Из стебля иван-чая выделывали различные ткани, рубахи. И с помощью этих рубах вылечивали многие кожные заболевания, включая псориаз.

Иван-чай, как оказалось после нашего исследования, содержит в зависимости от места произрастания от 69-ти до 71-го микроэлемента – больше половины таблицы Менделеева, две трети!

И самое главное: это колоссальный антисептик, просто потрясающий! Аналогов в растительном мире – нет.

Так вот, помимо антисептических свойств, иван-чай обладает еще и свойством очищения организма от так называемой «зашлакованности». То есть когда клетка не справляется со своими обязанностями, когда так называемые натриево-калиевые насосы перестают практически работать. А тут идет очистка организма, и в течение двух недель, если вы будете пить этот чай регулярно, три-четыре раза в день, то вы почувствуете, как ваш организм начинает расцветать, проходит полнота у мужчин и женщин.

Кипрейный чай обладает свойствами успокоения, легкими седативными свойствами. Самое интересное, что после похмелья, после двух чашек иван-чая снимается синдром делирия.

Заварка – это особый ритуал. Раньше моя бабушка обычный чай заливала два-три раза. Я говорил: «Что ты делаешь? Это же обычный чай!» – «Ох, я забыла, внучек. Мы так всегда иван-чай заваривали». Три-четыре раза крутым кипятком! И с каждым разом он отдавал свои свойства.

Да, я забыл отметить, что кипрейный чай содержит около 17-18-ти аминокислот. Практически, та технология ферментации, о которой говорил Валерий Иванович, позволяет в течение четырех-пяти дней его обработки сохранить все эти органолептические свойства и даже значительно умножить их, по сравнению с тем, что имели наши потомки.

Вот почему иван-чай так сегодня важен. Россия на сегодняшний день пьет 156 тысяч тонн заморского чая, зеленого, черного и так далее, и так далее. Из этих 156 тысяч тонн нормального чая – только 12-15 тысяч тонн. Все остальное – труха. Простите за такое слово, но что б вы знали, когда будете покупать. Настоящего китайского чая в России очень мало. И если он продается, то это очень дорогой чай, развесной и так далее. А тот, что продается – это все смесь, отходы и прочее.

Ну, и самое главное, что кипрейный чай можно купажировать с теми растениями, о которых сказал Валерий Иванович. Это земляничный лист и ягода, это и малина, и черника и так далее.

Купажирование – это тоже большая наука, там надо соблюдать пропорции. Эта технология освоена Валерием Ивановичем, и он ответит на все ваши вопросы.

Как самому изготовить такой чай? Самый лучший чай – во время начала цветения. Это начало июля. Срывать листья и цвет, когда высохла роса. Дальше нужно завялить до 55-65% влажности. Как дома узнать? Сворачиваешь листья, чтобы сок не выжимался, но и лист не ломался. Дальше измельчить в мясорубке. Получится зеленый фарш, его положить в кастрюлю слоем не более 15-ти сантиметров и закрыть влажной марлей. Может стоять от 6 часов до 2-х суток – это зависит от многих факторов. Если вчера был дождик – он будет долго ферментироваться, потому что смыты дрожжи. Если неделю не было дождя, то хватает 6-7-ми часов.

Конец ферментации можно определить по запаху: пахнуть начинает шиповником, кто-то говорит ананасом. Свежими фруктами запахло – надо высушить.

Высушить лучше всего на солнышке: тонким слоем на чистую бумажку. Завяливать надо в тени, а сушка может быть под солнцем. Почему? Потому что ферментацию надо убить: солнечные лучи убивают дрожжи. Или тогда сушить при 100 градусах, чтобы закончить ферментацию.

Заваривать же ни в коем случае нельзя кипятком крутым. Вода должна быть около 80-ти градусов.

И последнее: мы бы хотели, чтобы эта технология внедрялась. Но мы пытались в течение десяти лет внедрить ее через правительство, то есть обязать ряд губернаторов, где действительно есть возможность – старые такие регионы России – ее использовать. И что вы думаете? Бесполезно! Никому это не нужно! И закупается вот эта вот труха!

Источник материала

Комментарии  

0 #1 Александр 22.07.2015 11:42
Всё верно.
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




Top