Верба - одно из священных славянских деревьев

Верба - одно из священных славянских деревьев

"Солнечная энергия не бесследна для живой природы. Первыми отзываются на ее приток деревья и кустарники. Присмотритесь в это время к кронам лип и берез: они стали густо-красными, будто навели румянец. Зарделась в низинах и верба, сбросившая колпачки цветочных почек" - пишет Александр Стрижев ("Календарь русской природы", стр.11) С цветения вербы начиналась настоящая весна! "Верба, или ветла, не давшая еще листьев, цветет и тем как бы говорит, что наша северная природа скоро наградит нас и все живущее на земле новыми благами", продолжает М.Забылин."Русский народ. Полная иллюстрированная энциклопедия",стр.32.

С этих дней Славяне "начинают выгонять скот в поле. В этот день скот выгоняют вербой...хозяйки и дети несут подарки пастуху, который стоит у околицы, принимает лепёшки, хлеб, яйца, драчону, творог. Вероятно, в основе нашего Егорьева дня лежит праздник в честь Велеса – скотьяго бога" - отмечает Н.Гальковский: "Борьба христианства с остатками язычества в Древней Руси", с.93. "Обязательным было и хлестание освященной вербой домашнего скота с целью предупредить его болезни" - (Календартные праздники и обряды Воронежской области)

Отчего же такое почтение выражалось пастуху? "Известно, что наши пастухи обыкновенно певцы и музыканты: свой досуг они заполняют игрой на дудках или же унылым негромким пением. Велес, покровитель скотоводства, считался и богом песен: в Слове о полку Игореве Баян, назван внуком Велеса" (там же, стр.25). Например, считалось, что пастухи, как приближенные к Велесу, могут договориться с навными (потусторонними) силами о защите животных от болезней и зверей (Петрухин В.Я. "Славянская мифология", стр. 298).

Так почему именно ВЕРБА? Потому что верба - одно из священных славянских деревьев, как отмечает В.Борейко ("Лесной фольклор. Древа жизни и священные рощи", с.6)
Фаминцын А . Божества древних славян. ... «стояла верба, на вербе горили свечки, с той вербы к а п л я упала, озеро стало. В озере сам Бог к у п а у с я».

Рахно К.Ю. Обереговые функции освященной вербы
К.Ю. Рахно (Опошное, Институт керамологии – отделение Института народоведения НАН Украины)
Обереговые функции освященной вербы // SALIX SONORA. Памяти Николая Михайлова. – Москва: Пробел, 2011. – С. 305-319.
Обжиг гончарных изделий в Украине в начале ХХ века традиционно сопровождался магическими действиями, в которых сам гончар выступал в качестве активного начала. Он направлял особенные усилия на упорядочение огненной стихии, получение контроля над ней. При этом в качестве магических орудий использовались освященные вербные веточки. В частности, в Опошном Зеньковского района Полтавской области, начиная обжигать в горне посуду, гончар сначала ложил туда веточку вербы, освященную в Вербное воскресенье, и «хрестив горен разів двадцять» (Пошивайло 1993: 116). В Жорнищах Иллинецкого района Винницкой области гончары трижды обходили горн, крестили его, чтобы не поднялся ветер, чтоб хорошая тяга была, чтобы дождь не пошел, а потом разжигали огонь освященной вербной веточкой (Дмитренко 1991: 134-135).
Кроме того, вербная веточка выступала оберегом в случае возникновения критической ситуации, которая представляла угрозу для обжига. В частности, в Опошном считалось плохой приметой, если во время закладывания посуды в горн или во время обжига во двор заходили посторонние люди, особенно женщины, да еще и спрашивали: «Чи немає брачку?» В таком случае гончар ужасно волновался, чтобы, случаем, не «зглазили», «не наврочили», опять подбрасывал в печь веточку освященной вербы и несколько раз крестил кабыцю – камеру, куда складывалась посуда (Пошивайло 1993: 116).

И оберегали ВЕРБОЙ ритуально не только домашних животных, но и членов семьи: "Основным ритуалом этого праздника было «хлестание» вербой всех членов семьи. Считалось, что это придавало здоровья, очищало духовно и предохраняло от болезней. Во время «хлыстания» приговаривали:
«Верба хлёст, бей да слёз.
Первая - на счастье,
Втарой - на причастье,
Третья - на здаровье» (с. Нижняя Ведуга Семилукского р-на);
«Верба хлёст - бей да слёз. Вербай крясти - больше расти.
Ню мирай, дажидай краснава яичка» (с. Россошки Репьёвского р-на).

"Почитание умерших предков в этот праздник выражалось в посещении кладбища, чтобы поставить вербы на могилы" - (Календартные праздники и обряды Воронежской области)

ВЕРБА растет преимущественно вблизи водных источников. А они, в свою очередь, почитаются Славянами как путь, дорога, в мир иной, в мир Нави. Поэтому на вербных прутиках, особенно в эти весенние дни, загадывали желания, делали наузы, ворожили.

Что же делать с ветвями Вербы дальше? Предлагаются два варианта: 1. Если Вы хотите избавиться от чего-то в себе или своих родных, близких (например, болезни, череды неудач, негативных черт характера), сделайте на ветке или ветках Науз (описания их есть в сети). Конечно, с наговором. После чего пустите эти ветки по реке или бросьте в костер.
2. Если Вы хотите получить что-то, также сделайте Науз с наговором своего желания (сил, здоровья, суженого, денег...) и храните этот оберег в своем доме до следующей весны.

Так что ветки ВЕРБЫ, почитаемого славянского дерева, способны постоять сами за себя, принести очищение, здоровье и удачу безо всякой подмены пальмовых листьев. И отметим: нигде в Библии нет Божьего указания святить ветки пальмы, и тем более вербы! Для чего это делают в РПЦ, я думаю, Вы догадались.

Освященная веточка вербы была очень распространенным оберегом у славян. Обычай освящения ее в «праздьникъ вьрбны» – воскресенье перед Пасхой – очень давний, о нем вспоминает уже Изборник 1073 года. Важно подчеркнуть, что, хотя христианство не приписывало освященным предметам чудодейственную силу, в традиционной культуре сакральный материал использовался в разных, в том числе магических, целях. В таком контексте употребление освященных веток вербы среди населения Восточной Европы впервые упомянуто в Вольфенбюттельской Постилле в 1573 году. В этом источнике отмечено использование вербы в гаданиях, втыкание скрещенных веток над дверью, окнами или воротами (Срезневский 1893: 461; Мардоса 2007: 43, 45-46). Согласно Румянцевскому сборнику 1754 года, люди, которые волхвуют, «вербу въ стѣну втыкаютъ» в качестве оберега – «въторгнетъ да не умретъ того лѣта» (Буслаев 1861: 482; Гальковский 1913: 94). Следует полагать, что имелась в виду смерть от молнии. В апотропеической перспективе использования вербы целесообразно выделить две формы: долговременную и ситуативную. Долговременная апотропеическая форма была основной и наблюдалась в тех случаях, когда человек использовал освященную вербу с целью обеспечить на весь год, до будущего Вербного воскресенья, здоровье животным, членам семейства и тому подобное, а также защита жизненно важ[с. 306]ных объектов: дома и хозяйственных зданий – от влияния стихийных бедствий и других напастей. В день праздника после освящения вербы выполняли обряды с ней. Ветки помещали в определенное место: в красном углу избы, в углах жилых или хозяйственных зданий, под крышу дома, за балки. В первую очередь верба использовалась в качестве отгонного средства при охране зданий от грозы, молнии. «На Вербницю верби свотимо, вербочку поставиш, кажуть, Перун не битиме» – объясняли в селе Речица Ратновского района Волынской области (Толстая 1984: 191).

Вербная веточка имела стойкий религиозно-магический статус, который закрепился еще в дохристианские времена. Употребление свежераспустившейся ветви вербы, по мнению исследователей, намного древнее христианства (Грушевский 1993: 202-203). Хранили ее украинцы и их соседи за иконой или же заткнутой за сволок. Прикрепляли ее также к разным местам дома в полной уверенности, что ветки вербы могут оберегать дом, хозяйственные постройки и подворье от весенних гроз, грома и молнии, а также от нечистой силы. С этих же соображений вербу втыкали где-либо на пасеке. В народной культуре верба функционирует как важный обрядовый инвентарь. Во многих местностях кусочек освященной вербы клали покойнику в гроб. В частности, освященную вербную ветку клали в гроб повивальной бабке, чтобы было чем отгонять потерчат. Основной целью в ситуативной апотропеической форме было превентивное использование вербы перед лицом реальной опасности. Такая ветка, брошенная против ветра, отводила бурю с громом. Во время бури с градом освященную в Вербное воскресенье веточку держали в руке. Взмахивали освященной вербой в направлении грозовых туч и этим якобы отводили громы и град. «То верба, що на Вербний неділі возмеш, то за Богами або за стволоком щоб стреміла, – то грім не вдарить». Применение дыма от нее могло быть как самостоятельным, так и дополняющим долгосрочную апотропеическую форму актом. «Як гремить, до кадять вербою святою». Вербу ставили в угол или сжигали под печью. На Закарпатье и Лемковщине в случае грозы освященную вербу бросали в огонь, говоря: «Як з сего дим розходит, так би ся на небі тото розошло!». Она должна [с. 307]была отвести грозу, утихомирить ее. Дым от освященной вербы должен был также помешать черту спрятаться от грома в дымоходе. В случае града ветви свяченой вербы выбрасывали на улицу – «щоб град зупинився». Иногда с этой целью освященную вербу жгли. Вербу в Украине также бросали в пожар, чем уменьшали, за поверьем, большую разрушительную силу огня (Н-лов 1894: 128-129; Килимник 1994: 30-31; Чубинский 1872-1: 23; Чубинский 1872-3: 13; Воропай 1993: 246; Богатырев 1971: 229-230; Толстой, Толстая 1982: 53, 56, 58-59, 64-65; Усачева, Агапкина 1995: 334; Valášková 1999: 98; Пропп 2000: 69; Левкиевская 2002: 155; Кайндль 2003: 103; Бондарь 2003: 96).

Белорусы на праздник крестили вербой окна и двери, чтобы уберечь здания от грома, грозы, молнии (Мардоса 2007: 45-46). При приближении грозы ставили возле иконы кусок освященного хлеба или ветку вербы и молились пророку Илье, а дополнительно зажигали гром[с. 308]ничную свечу и обкуривали помещение вербой. Во время грозы брали в руки вербу, крестились и молились, бросали в сторону тучи вербные веточки, которые еще от Вербного воскресенья торчали за божницей (Шейн 1902: 15; Мардоса 2007: 49). А при пожаре, чтобы уберечься от огня, били вербой каждый угол в доме (Булгаковский 1890: 187). У белорусов грозовую ночь называли «Вербна» (Агапкина, Топорков 1989: 242). Они считали, что огонек освященной вербы имеет огромную силу и помогает от града, вызванного черным знахарем, – достаточно только вербу зажечь и поставить на то окно, со стороны которого надвигается туча (Ненадавец 2002: 65). Во время града освященную вербную веточку выносили из хаты во двор (Никифоровский 1897: 215). Болгары также жгли освященную вербу от грозы и града, хорваты сжигали мелкие ветки вербы, а большой пылающей вербной веткой хозяйка дома крестила грозовую тучу, чтобы та рассеялась (Усачева, Агапкина 1995: 334). У хорватов и белорусов вербные ветки, освященные в Вербное воскресенье, также хранились в домах, чтобы уберечь их от громового удара, а у чехов «košičky» (почки) и ветки освященной вербы бросали в огонь во время грозы. На основании всех этих обрядов Александр Афанасьев, Александр Потебня и другие исследователи считали вербную ветку воплощением молнии Перуна (Потебня 1865: 182, 251; Потебня 1914: 184-187; Афанасьев 1865: 538; Афанасьев 1868: 389-390; Никифоровский 1875: 117; Мандельштам 1882: 224, 259, 314-3

С XIV века известно о языческом чествовании «Верьбныя пятницы» (Мансикка 2005: 228). В весенних языческих ритуалах (Вербна субота, Вербна неділя, Вербич, Верба украинской обрядности ХІХ-ХХ веков) верба – символ роста, она первой оживает весной (как обладатель мировых вод Перун); раньше других деревьев распускает почки, ею били, чтобы повлечь по аналогии рост детей или скота во время первого выгона на пастбище. Били «до сліз»: слезы – магическое подобие дождя, семантически они ему близки; пролитие слез обеспечивает [с. 309]дожди на будущие посевы и в то же время очищение от темных сил. Ритуальное битье вербными ветками – акт, который имел целью вызывание осадков, здоровья и плодовитость. Такие обрядовые действия входили даже в древние церемонии инаугурации. Христианский ритуал переосмыслил эту вербную магию в обычай проливания слез на пучок зелени для «смывания грехов» (Зернова 1932: 30; Толстой 1976; Толстой, Толстая 1981: 93-95; Lettenbauer 1981: 41; Антонова 1984: 128-129; Голан 1993: 158; Українські замовляння 1993: 237). Однако обрядовое битье веткой животных и людей явно выражало пожелание благотворительного влияния языческих божеств. Следы достаточно архаичных представлений всплывают в приуроченных к Вербному воскресенью народных обрядах, о которых исследователи говорят так: «... Смысл обряда заключался не в этих поздних напластованиях, возникших под церковным влиянием, а в прикосновениях вербой к людям и скоту. Древнее дохристианское происхождение этого обычая несомненно. Ясен и его смысл – здоровое, расцветающее дерево должно было как бы передать здоровье, силу и красоту человеку или животному... Смысл наносимых вербой ударов ясно раскрывается в украинских приговорах, окончание которых звучит как заклинание:

...Будь великий, как верба,
А здоровий, як вода,
А богатий, як земля...

Сходные приговоры были и у белорусов» (Соколова 1979: 98; Максимович 1877: 468). Как видим, вода соотносится здесь с понятием здоровья (а именно от Перуна зависела продолжительность человеческой жизни (Серяков 2005: 52)), а земля – с богатством. Такую магическую перспективу создавали удары Перуновой лозой (Іванченко 1991: 57). Вегетативная сила дерева колдовским образом, при помощи прямого контакта, должна была передаться живым существам. А очистительный огонь Перуна должен был подарить им здоровье. Из-за своего языческого происхождения обряд битья вербной веткой у украинцев кое-где вплоть до начала ХХ века преследовался властью (Бондарь 2003: 96).

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




Top