Поморская говоря – древнейший язык беломорских поморов

Поморская говоря – древнейший язык беломорских поморов

Поморская говоря – это древнейший язык беломорских поморов, язык русского субэтноса, который наряду с языком балтийских поморов – колбягов и языком балканских славян лег в основу современного русского языка.

Поморская говоря, несомненно, старше “литературного” русского языка. Говоря – это язык варягов-руси, беломорских поморов, старообрядцев поморского толка и соловецких монахов, язык северных русских ремесленников и промышленников, сказочников и первопроходцев Сибири и Арктики. Поморска говоря – это язык древних былин, песен и сказок, в недавнем прошлом на нем говорили онежане, мезенцы, пинежане, каргопольцы, шенкуряне. Поморская говоря имеет такие особенности, которые выводят ее из разряда обычных диалектов русского языка и позволяют рассматривать как один из древнейших арийских языков.

Поморская говоря распространена на очень большой территории размером со Скандинавию. В Западной Европе на такой территории размещаются по 3–4 самостоятельных государства, и каждое со своим, далеко неродственным другим языком. А здесь, на территории в 1000 км с запада на восток и на 500 км с юга на север, распространен один, якобы поморский, диалект русского языка. Знаменитый исследователь российского севера Сергей Максимов (1984) писал: "Прислушиваясь к говору [беломорских поморов], трудно отличить поселенцев одной местности от другой, тем более, что говор имеет по всему северному краю поразительное сродство и сходство". Я считаю, что это неслучайно.

Поморская говоря формировалась на морских промыслах, в которых ежегодно принимало участие почти все мужское население исторического Поморья (Тотьмы, Чаронды, Каргополя, Великого Устюга, Пинеги, Мезени, Онеги, Архангельска). Люди из разных районов во время промысла общались друг с другом. Наряду с промыслами, в распространении языка по столь обширной территории большую роль сыграли речные и сухопутные торговые пути поморов начиная с времен варягов-руси, а возможно, и гораздо раньше. В результате торговых экспедиций происходило постоянное смешивание возникающих местных диалектов говори и их консолидация в единое наддиалектное языковое целое.

Ареал распространения поморской говори

Область распространения поморской говори странным образом совпадает с предполагаемыми границами Биармии – Северной Руси, существовавшей в VIII–XIV вв. Я уже писал о том, что Биармия была полиэтническим средневековым государством, включавшим несколько фино-угорских этносов (весь, емь, мерю, пинегу, суру, мезень и др.), объединенных в одно государство древним арийским этносом, известным как варяги-русь. Поморская говоря изначально была языком этноса варягов-руси, а затем постепенно стала языком межэтнического общения в Биармии. Со временем на поморскую говорю перешли многие фино-угорские этносы. Процесс этот был довольно длительным – продолжался не менее 500 лет.

Самобытность народа Беломорского поморья сохранялась долго: здесь вплоть до начала ХХ в. не знали балалайки, не носили лаптей. Поморская обувь – это упАки, Уледи, вЫступки, бахИлы, мОршни, стрУсни, ярЫ... Но только не лапти! Как писал в прошлом веке этнограф А.А. Жилинский, обувь населения в Беломорье – исключительно кожаная.

У поморов была собственная этническая одежда, которая делилась на летнюю и зимнюю, летом носили холщовые рубахи – кАбаты, безрукавки – бузурУнки, летние суконные шапки – типАхи, праздничные поморские атласные рубахи с шейными платками – окУтками, и подпоясаные ткаными опоЯсками с киссЯма рубахи – пЕстряди. Жители центральной России, в отличие от поморов, не носили шейных платков. К сожалению, почти ничего этого мы не видим сегодня на этнографических сценах Архангельска. Вообще, исторический, подлинный мужской костюм поморов куда-то исчез, заменившись на русскую косоворотку фабричного паренька–балалаечника в лаптях и в картузе.

Отличительной особенностью зимнего мужского костюма коренных поморов были меховые круглые шапки-шлемы с длинными до пояса
ушами – цебАки долгоУхи. Было еще несколько видов поморских шапок, не встречавшихся в России. Поморы зимой носили исключительно совикИ, и слово совИк – исконно поморское, означающее одежду с капюшоном, напоминающую по форме птицу – сову (кстати, совики поморы почти всегда шили сами, а у оленеводов (самоЕдов, лопарЕй, зырЯн и Ижемцев) для этого приобретали только оленьи шкуры.
Ни саамы, ни коми, ни ненцы не занимались морскими промыслами (у ненцев в языке нет даже слова "море"), и лишь в конце XIX в. поморы стали нанимать и учить ненцев морским промыслам. Кстати, свои промысловые плащи совики поморы шили исключительно из шкур морских животных, которые не намокали при попадании на них воды. Подобное разделение занятий существовало и у эскимосов и чукчей на Чукотском полуострове. Эскимосы – народ морской, а чукчи (даже береговые)– исключительно сухопутный.

Слова совИк нет ни в одном языке соседних с поморами северных народов, потому что в западной Арктике поморы были единственным коренным морским народом. Нет в соседних с поморами языках и таких исконно поморских слов, как чум (ненцы называют свои жилища мя). Сами поморы всегда жили в деревянных домах, причем русского, а не финоугорского типа.

Языковая культура коренного населения Поморья сегодня оказалась в тупиковой ситуации. Молодое поколение поморов практически полностью перешло на литературный русский язык. Сегодня даже заученная старинная северная песня звучит неправильно – с акцентом, так как поющий не знает особенностей помОрьской говОри. Никогда московская народная певица не споет поморскую песню так, как ее пели поморьски жОнки. Но и обвинять кого-либо в утрате самобытности не имеет смысла – ведь современным исполнителям сегодня уже почти не у кого научиться правильной говОре. А учебных пособий, которые помогли бы им разобраться в тонкостях поморской речи, попросту нет.
О древности говОри красноречиво свидетельствуют слова, которые доказывают, что корни поморского языка лежат не в мифическом древнерусском киевско-новгородском языке, а скорее всего, в значительно более древнем языке ариев. В традиционной помОрьской говОре не употребляется целый ряд слов, которые составляют основу современного русского языка. Например, вместо слова работать поморы говорят рОбить, а слово почему заменяют словом пошто. Слово потому в поморской говоре тоже отсутствует. В поморьской говОре слово нет употребляют только в форме отказа (Нет, не пойду); в смысле отсутствует употребляется слово немА (У мя дрОвець немА).

В поморьской говоре многие слова, известные и в современном русском языке, понимаются шире, например, – СпИте, крешшОны? – Не спим, ЖИВЁМ! (в смысле бодрствуем), или – ЖивОй стУльцик-от – дай-ко новОй (здесь: живой в смысле неустойчивый). Вот еще значение – ЗдЕсе-ка водА навекУ не ЖИВЁТ – о большУ вОду сУхо (вода не живёт – значит, не бывает). В поморской говОре снег всегда пАдат, дожжь лЕтит или льёт, но никогда не идет, как в современном русском языке. В говОре говорят, что ветер не подул, а пал.

Любопытно, что развитие поморской говОри не остановилось, – и сегодня поморы говорят, что машина не едет, а бежИт, не задавила кого-то, а растоптАла, в больницу больного не положили, а повалИли. Живут и сегодня в Поморье слова, как сЕйгод, поштО, порАто и масса других. Так что язык поморский совсем не исчезает, но превратился в северный диалект современного русского языка. Думаю, что усилия Поморской общины по возрождению поморской говОри как древнего языка, близкого к языку ариев, заслуживают всяческой поддержки государства. Я думаю, что важно успеть не просто записать слова и выражения этого древнего языка, а важно осмыслить их и сохранить живой язык поморов как часть мировой языковой культуры.

Российские и советские филологи долго придерживались концепции древнерусского "материнского языка", от которого, якобы, возникли все региональные русские диалекты. Эта концепция возникла в XVIII в., тогда она помогала консолидировать российские субэтносы и этносы в единый российский народ, помогала укреплять Российскую империю. Но сегодня среди отечественных филологов получила развитие и другая точка зрения. Считается, что часть так называемых диалектов – это не ответвления от русского языка, а в прошлом самостоятельные языки субэтносов (вятичей, кривичей, северян, дреговичей и т.д.), утративших позже свое этническое самосознание и слившихся в великорусскую этническую общность. ПомОрьскую говорю также нельзя считать одним из русских диалектов, хотя это несомненно составная часть великорусского языка.

Однако мне совершенно непонятно, почему некоторые авторы напрочь отделяют поморскую говорю от великорусского языка, даже не считают ее русским языком. Напротив, именно поморская говоря изначально легла в основу древнерусского языка, но великорусский суперэтнос формировался не из одних варягов-руси (беломорский поморов или биармийцев), другими его составляющими были колбяги и кривичи, древляне, вятичи и поляне, говорившие на достаточно сходных языках – сходных настолько, чтобы понимать друг друга без переводчика. Важную роль в формировании великорусского языка сыграла и православная церковь, которая принесла письменный церковно-славянский язык евангелия, псалмов и летописей. Но в чем-то церковнославянский язык на Руси играл ту же роль, что латынь у народов, принявших католичество. На церковнославянском на Руси никогда не говорили – так же, как не говорили на латыни в Западной Европе.

Отличия поморской говори от современного русского

Рассмотрим вкратце сновные фонетические, морфологические и синтаксические нормы и особенности поморского языка. Для поморской говори характерно полное оканье, когда звуки (а, о) после твердых согласных отчетливо различаются во всех безударных слогах. Характерно также для говори произношение звука (ё) на месте (е) в абсолютном конце слова: (мо'рё, го'рё, пого'дьё, избомы'тьё...), а также для обозначения множественного числа и собирательного значения слова: (костьё', коре'ньё, вицьё...); при этом звук (ё), в отличие от российских литературных норм, может быть как ударным, так и безударным. Характерно также сохранение мягкости согласного звука перед суффиксом прилагательных (-ск-): (му'рманьско судно, волы'ньско морё...), а также мягкое произношение согласной (р) перед согласными как (-рь-): (верьх, церьква, вперьвой...).

Другая особенность говори – отпадение согласных звуков (к, т) в конечных сочетаниях (-ск, -ст): (верес вместо вереск, хвос вместо хвост, мос вместо мост и т.д.). Сочетание (зж, сж) произносится как твердое двойное жж: (дожжик, ижжарил, ражжирел, жжог...), а сочетание (-обм-) переходит в (-омм-): (омманул, омменял, омморок...), сочетание (-дн-) переходит в (-нн-): (заонно вместо заодно, холонно вместо холодно, ронна вместо родна и т.д.). Вместо (щ, -сч-, -зч-) в поморской говоре произносится (-шш-): (коршшик, шшуки, перевошшики...).
Ссочетания (-тс- и -тьс-) заменяются на -цц-: (разъехацце, обратицце, разобрацце...), а сочетание (-дс-) звучит как -ць-: (гороцькой, вологоцькой, парохоцькой...), звуки (ч, ц) свободно переходят друг в друга (черква, цяй, улича, цёрной, цереп...), либо не различаются и трансформируются в мягкое - ць-: (улоцька, коцька, пець...). Окончание (-ов) звучит как (-офф): (здорофф, напекци пирогофф...). Окончания (-ого-,-его) у прилагательных мужского и среднего рода в родительном падеже единственного числа звучит как -ова: (с левова берегу, с новова году, у студёнова моря...). Тональность и мелодика речи в поморской говоре радикально отличаются от норм современного российского языка, тон в повествовательных предложениях резко повышается к концу предложения: (Де'фки-то по я'годы пошли' ­). Вопросительные предложения содержат частицу, на которую приходится повышение тона: (Ты ко'йдысь пойдё'шь-то?­ Вы'йдешь ли? ­ Пойдё'шь ли, нет ли? ­), а для усиления логического смыслового ударения постоянно используются постпозитивные частицы: (Мы-то бы'ли на реки', мы были на реки'-то, мы были-от на реки'...).

Маршруты, по которым ходили мореходы Биармии – беломорские поморы, они же варяги-русь

Вместо суффикса степени сравнения прилагательных и наречий (-ющ), используется суффикс (-яшш): (длинняшшой, мозгляшшой, холодняшшой...). У существительных 1-го склонения в родительном, дательном, предложном падежах единственного числа употребляется окончание (-и, -ы): (в голо'мени, на реки', по спины', ко сестры'...); у существительных 2-го склонения в родительном и предложном падежах употребляется окончание (- у): (ис ка'рбасу, с пра'вова бе'регу, с Арьхангельско городу...). Существительные с окончанием (-мя) склоняются без добавления (-ен-): (во вре'ми, под коровьём вы'мем, во пла'ми...). А у существительных именительного падежа во множественном числе вместо окончаний (-е, -и) употребляется окончание (-а): (пинежа'на, уемля'на, норве'га...).

Существительные имеют окончания (-ам, -ами, -ама, -ома) в творительном падеже множественного числа: (с мужика'ма, обе'има рука'ма, за веника'ма...). Имеется ряд существенных отличий и особенностей класса числительных: - собирательные числительные мужского и женского рода творительного падежа и близкие к ним названия совокупностей имеют окончание (-а): (обо'има, обе'има, всема', тема'): (Нёвода'ма, дак тема' порато много рыбы има'ли). В говоре происходит замена окончаний (-е, -о) в собирательных числительных именительного падежа, соответственно на окончания (-и, -ы): (дво'и, тро'и, це'тверы, пе'теры...), а собирательные числительные творительного падежа образуются путем присоединения к числительному именительного падежа (см. выше) окончания (-ма): (двои'ма, трои'ма, цетверы'ма, петеры'ма...). В говоре отсутствуют собирательные числительные в форме вдвоём, втроём, вчетвером и т.д. и происходит замена их собирательными числительными в форме двои'ма, трои'ма, цетверы'ма и т.д.: (Оне двоима, а новой раз дак и троима по ягоды походят).

Для поморской говори характерно наличие двусловных кратностных числительных первого десятка, состоящих из количественного стержня и неизменяемого кратного компонента (-раз) вместо однословных кратностных числительных, например: (дво'и-раз, тро'и-раз, це'тверы-раз и т. д. вместо дважды, трижды, четырежды...): (Тро'и-раз было гово'рено); в порядковых числительных используется только окончание (-ой): (пе'рьвой, второ'й, тре'тьой, четве'рьтой, пе'той, осьмой, деве'той...): (Тре'тьой год с има' позорю'сь). Разделительные числительные производятся не от количественных, а от собирательных числительных; окончания (-е, -о) в них заменяются соответственно на окончания (-и, -ы) (по-дво'и, по-тро'и, по це'тверы, по-пе'теры...): (Ново'й раз по се'меры целове'к в ло'дки ката'лиссе). При склонении местоимений-числительных в именительном падеже, вместо окончания (-о) используется окончание (-и): (ско'льки, сто'льки, не'скольки), а в дательном и творительном падежах вместо окончания (-и) используется окончание (-а): (сколькима, столькима, несколькима).

А. В. Галанин © 2013

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

* Нажимая на кнопку "Добавить комментарий" или "Подписаться" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.



Top