Поколение «миллениалов» или почему молодежь отказывается от дорогих покупок

Поколение «миллениалов» или почему молодежь отказывается от дорогих покупок

Традиционное мерило успеха — собственные квартира и автомобиль — уже не актуально. Все большее число молодых людей по всему миру не хотят их покупать. Многочисленные исследования западных специалистов показывают, что поколение так называемых «миллениалов», т.е. людей, которым сейчас до 30-35 лет, уже редко покупают дома, а еще реже — автомобили. На самом деле, они не делают сверхдорогих покупок вообще. Если не считать айфонов, разумеется.

Почему продвинутая молодежь больше не покупает авто и квартиры

В Америке людей в возрасте до 35 лет вообще называют «поколением арендаторов». Почему так происходит? Некоторые социологи убеждены, что это из-за того, что на долю современной молодежи приходится слишком много финансовых катаклизмов. А потому люди просто боятся брать «серьезные» кредиты.

Но даже не это главное. Дело в том, что поколение современных молодых людей отличается от поколения своих отцов другими ценностями.

Современная молодежь пересматривает понятие успеха. Если ранее успешными людьми считались те, кто владел собственным жильем и автомобилем, то сейчас в особом почете те, кто вкладывал деньги в опыт и впечатления: путешественники, экстремалы, стартаперы.

Молодые люди сознательно отказываются от покупки недвижимости и даже мебели, предпочитая арендовать их. Смысл — в том, что теперь люди хотят не зажиточности и стабильности, а гибкий график, финансовую и географическую независимость.

Материальные вещи просто перестают интересовать людей. Зачем владеть автомобилем в США, если у вас есть Uber или Lyft? Это же, по сути, личный автомобиль с водителем. И пользоваться услугами Uber не дороже, чем владеть собственным авто.

Зачем покупать дом в живописном месте и ездить туда отдыхать, если жилье можно найти через Airbnb в любом уголке планеты? Вам не придется ни переплачивать за аренду, ни покупать недвижимость в полюбившейся стране. То же самое и с недвижимостью в своем родном городе. Во-первых, вы не знаете, как долго будете жить там, где живете. Во-вторых, зачем брать ипотеку на 40 лет, если можно смириться с тем, что проведешь всю жизнь в арендованном жилье? В конце концов, работу вы, скорее всего, в перспективе ближайших нескольких лет поменяете, и если вы арендуете жилье, то ничто не мешает вам перебраться поближе к офису. Forbes сообщает, что современные молодые американцы меняют работу в среднем раз в три года.

Сама концепция владения вещами более не актуальна.

Обозреватель Atlantic Джеймс Гэмблин объясняет феномен так: «За последние десять лет психологи провели огромное количество исследований, доказывающих, что с точки зрения счастья и ощущения благополучия гораздо выгоднее тратить деньги на приобретение нового опыта, а не новых вещей. Это приносит больше радости».

Эти тезисы подтверждает и журнал Psychological Science.

Вот выдержки из статьи Гэмблина:

«Оказывается, люди больше не хотят слушать истории о том, где вы там купили дом. Они хотят услышать, какой замечательный вы провели уик-энд». Амит Кумар, докторант Корнелльского университета.
«Даже плохой опыт в конечном итоге становится отличной историей». Джеймс Гэмблин.
«Социальное взаимодействие между людьми имеет определяющее значение в вопросе, будут они счастливы или нет. Так что вы должны говорить с другими людьми и иметь много друзей. Разумеется, другим будет приятнее слушать о том, как вы отправились в сумасшедшее путешествие или о том, как вы прожили год в дикой стране, а не о том, сколько квартир вы уже успели купить». Амир Кумар.

Есть еще кое-что. Дело в том, что вещи, которыми мы владеем, особенно если они очень дорогие, заставляют нас беспокоиться об их состоянии. Купите автомобиль — и вы будете вздрагивать каждый раз, когда за окном сработала чья-то сигнализация. Купите дом, навезите в него дорогой техники — и вы будете бояться ограбления. Не говоря уже о том, что автомобили царапаются, бьются, а ультрадорогие телевизоры имеют обыкновение выходить из строя через год эксплуатации. Полученный же вами опыт никто у вас уже не заберет.

Наши родители не имели возможности путешествовать так дешево и так часто, как мы. У них не было возможности развлекаться так, как сейчас развлекаемся мы. Им было не так просто начать новый бизнес, как нам. Поэтому они инвестировали в дома и машины, а мы так поступать уже не хотим. В конце концов, любая наша покупка, если это не дом или квартира, обесценится со временем. А если вспомнить про то, как быстро в кризис дешевеет недвижимость, то все становится еще очевиднее.

Поэтому мы тоже рекомендуем вам вкладывать деньги в опыт: он не обесценится, и его невозможно украсть.

В журнале Time опубликована статья, которая является пощечиной всему современному поколению молодых людей. По мнению автора, представитель поколения Y, или как его еще называют миллениал, не способен справляться с вызовами, которые готовит ему жизнь.

Посмотрите профили пользователей социальных сетей, у которых в фотоальбоме «Немножко меня» содержится около 300 фотографий. Почитайте твиттер человека который пишет так же, как и фотографирует в инстаграм — там пусто, ни смысла, ни идей, ничего. И тогда вы поймете, что проблема, которую затрагивает в своей работе журналист Джоэл Штейн, является актуальной как никогда.

— Я собираюсь сделать то, что делали старики на протяжении всей истории человечества: я назову тех, кто моложе меня, ленивыми, эгоистичными и поверхностными. Однако, и в отличие от своих предков, я располагаю соответствующими исследованиями, статистикой и цитатами авторитетных академиков. Короче говоря, у меня есть доказательства.

Кстати, если вы принадлежите поколению ЯЯЯ (от англ. МеМеМе), и родились в промежутке между 1980 и 2000 годом, то ваше мнение будет особенно интересно.

Нарциссическое расстройство личности встречается у нынешних двадцатилетних втрое чаще, чем у поколения тех, кому сегодня 65 ; студенты 2009-го года на 58% более нарциссичны, чем студенты 1982-го.

По мере взросления, миллениалы получают такое количество поощрительных призов за участие во всевозможных конкурсах и соревнованиях, что 40% из них рассчитывают на повышение каждые два года, вне зависимости от успехов.

Они одержимы славой: опрос 2007-го года показывает, что школьниц, которые хотят стать личным ассистентом известного человека втрое больше, чем тех, кто хочет стать Сенатором; тех, кто предпочтёт работу ассистента работе генерального директора крупнейшей корпорации — вчетверо больше.

Они уверены в собственной крутизне: 60% из них считают, что способны интуитивно определить что правильно, а что нет. При этом большинство тех, кому сегодня от 18 до 29 лет, всё ещё живут с родителями.

Они действительно ленивы: в 1992-м году около 80% людей в возрасте до 23 лет хотели получить работу с высокой степенью ответственности; 10 лет спустя этот показатель упал до 60%.

Миллениалы разных стран отличаются друг от друга, но, благодаря социальным сетям, глобализации и скорости перемен, у молодого человека из одной страны куда больше общего с людьми из другой страны, чем со старшими поколениями внутри его собственного народа. Даже в Китае, где семья исторически важнее индивида, Интернет, урбанизация и политика «одна семья — один ребёнок» формируют новое поколение невероятно самоуверенных и зацикленных на себе людей.

Всё это уже не проблема сугубо богатых: бедные даже более нарциссичны, материалистичны и зависимы от технологий. Они — самое грозное и волнующее поколение со времён бэйби-бумеров. И не потому, что хотят прорваться к власти, а потому что растут без нее.

Индустриальная революция сделала индивида сильнее — у него появилась возможность переехать в город, заняться бизнесом и создать собственную организацию. Информационная революция только усугубила процессы эмансипации, предоставив человеку технологии, с помощью которых он может бросить вызов большим организациям: блоггеры против газет, YouTube-режиссеры против голливудских студий, инди-разработчики и хакеры против индустрий и корпораций, террористы-одиночки против целых государств...

Поколение Я породило Поколение ЯЯЯ, чьи технологии эгоизма стали только мощнее. Если в 1950-х типичная американская семья среднего класса вешала на стены своего дома свадебное, школьное и, возможно, армейское фото, то сегодня она окружена 85 фотографиями себя и своих питомцев.

Миллениалы выросли в эру приумноженного Я. Они фиксируют каждый свой шаг (FitBit), местоположение (Foursquare), и генетические данные (23 and Me). При этом, по сравнению с предыдущими поколениями, они проявляют гораздо меньшую гражданскую активность и почти не принимают участия в политической жизни.

Помимо нарциссизма, одним из ключевых их качеств является «оборзевшесть». Если ты хочешь продать семинар для менеджеров среднего звена, посвяти его тому, как справиться с молодыми сотрудниками, которые пишут имэйлы напрямую гендиректору, и сливаются с проекта, кажущегося им скучным.

Несмотря на уверенность в своём будущем, молодые люди растягивают жизненный этап между подростковым возрастом и совершеннолетием. Идея подростка возникла в 1920-х; в 1910, лишь незначительный процент детей шел в среднюю школу. Большинство их социальных интеракций происходило с взрослыми членами своей семьи или на рабочем месте.

Сегодня мобильные телефоны позволяют детям социализироваться ежечасно — по данным Pew, они отправляют порядка 88 сообщений в день, и живут под постоянным влиянием своих друзей.

«Давление сверстников анти-интеллектуально, — говорит Марк Баурляйн, профессор английского в Emory. — Истории не известны люди, которые могли бы повзрослеть под влиянием одногодок. Чтобы развиваться, тебе нужны те, кто старше: 17-летние не взрослеют, если общаются только с 17-летними...»

Миллениалы взаимодействуют с миром круглые сутки, но, в основном, через экран. Встречаясь друг с другом, они продолжают писать сообщения в телефоне. 70% из них проверяют свой телефон каждый час, многие испытывают синдром фантомной вибрации в кармане.

Постоянный поиск дозы дофамина («Кто-то полайкал мой пост на Facebook!») снижает креативность. По данным Тестов Торранса, креативность молодежи росла с середины 1960-х до середины 1980-х. Затем падала, и резко обвалилась в 1998-м. Начиная с 2000-го года аналогичное падение показателей наблюдается относительно эмпатии, которая необходима, чтобы интересоваться другими людьми и точками зрения. Это, вероятно, связано с ростом нарциссизма и нехваткой коммуникаций «лицом к лицу».

В чём они действительно мастаки, так это в умении превращать себя в брэнды с огромными хвостами из «фрэндов» и «фолловеров». Как и в случае с любыми другими продажами, позитив и уверенность в себе работают здесь на ура.

«Люди раздувают себя, как шары, на Facebook», — говорит Кейт Кембл, профессор психологии университета Джорджии. Когда все рассказывают тебе о своих вечеринках и успехах, ты начинаешь приукрашать и собственную жизнь. Активничая в Instagram, YouTube и Twitter, ты можешь стать микро-звездой.

Современное поколение выросло на реалити-шоу, которые являются, по сути, документалками о нарциссах. Они подготовлены жить в этом жанре.

«Большинство людей не самоидентифицируется до 30. Сегодня, однако, люди само-идентифицированы уже в 14, что можно считать серьёзным эволюционным скачком», — говорит Дорон Офир, директор по кастингу в таких популярных телешоу как Jersey Shore, Millionaire Matchmaker, A Shot at Love и др.

В 1979 году Кристофер Лэч писал в своей «Культуре Нарциссизма»:

«Медиа питают нарциссические мечты о славе, воодушевляя простых людей идентифицировать себя со звёздами и ненавидеть „стадо“, тем самым делая банальность повседневного существования всё более невыносимой».

Самоактуализация миллениалов — это скорее продолжение определённой культурно-исторической тенденции, нежели революция на фоне былых поколений. Они не являются новым видом, но лишь мутантами.

Их надменная дерзость — это не столько защитная реакция, сколько технология адаптации к среде обитания — миру изобилия.

«На протяжении всей истории большинству людей была уготована скромная роль фермеров. Эта роль едва ли способна реализовать индивида в полной мере», — говорит Джефри Арнетт, профессор психологии из Университета Кларка.

Те, кто не хочет взрослеть, откладывают принятие серьезных жизненных решений, поскольку выбирают из огромного ассортимента карьерных опций, многих из которых ещё не существовало десятилетие назад. Что за идиот будет карабкаться по карьерной лестнице в компании, если ещё до 26 лет ему предстоит сменить около 7 работ?

Благодаря онлайн-свиданиям, социальным сетям и возможности поддерживать интернациональные связи, людям больше не нужно вступать в брак с одноклассниками или даже гражданами одной с ними страны. Увеличение средней продолжительности жизни и развитие технологий позволяют женщинам забеременеть и в 40 — большие решения можно отложить. Средний возраст вступления в брак для американки вырос с 20.6 в 1967-м году до 26.9 в 2011-м.

В принципе, то, что считается типичным поведением этих людей — это то, как богатенькие детки вели себя всегда. Изменилось вот что: подобно Прометею, Интернет демократизировал общество, открыв молодёжи информацию и возможности, некогда доступные только обеспеченным.

Поскольку молодежь не уважает власть, она ею и не возмущена. Именно поэтому они являются первыми небунтующими подростками.

«MTV всегда было территорией, свободной от родителей, — говорит президент MTV Стивен Фридман, который сегодня включает родителей едва ли не в каждое своё шоу. — Одно из наших исследований показало, что современная молодежь делегирует свое суперэго родителям. Даже когда речь идёт о самом простом решении — наша аудитория обращается за советом к маме и папе».

В 2012-м году реклама браузера Google Chrome показывала студентку, обсуждающую все мелочи своей жизни с отцом. «„Родители не поймут“ — это устаревшее клише. Родители большинства моих друзей активны в социальных сетях, они шэрят и лайкают с ними всякие штуки», — говорит Джессика Бриллхарт, режиссер Google’s Creative Lab, автор упомянутого рекламного ролика.

«И правда — трудно ненавидеть родителей, когда они тоже слушают рэп»

«Представьте, если бы у бэби-бумеров был YouTube, какими нарциссами они бы казались? — говорит Скотт Хесс, вице-президент SparkSMG, чьи маркетинговые исследования воодушевляют корпорации работать с молодежью. — Представьте, сколько чертовых инстаграмов людей, валяющихся в грязи на Вудстоке, мы бы увидели! Мне кажется, в большинстве случаев, старшие обвиняют миллениалов за технологии, которым случилось появиться именно сейчас».
Компании, тем временем, начинают подстраиваться не только к привычкам молодых людей, но и к их ожиданиям в отношении рабочей атмосферы.

Четверть из 2200 сотрудников DreamWorks — младше 30. Дэн Сатервайт, вот уже 23 года ответственный за департамент межличностных отношений в DreamWorks, говорит, что пирамида Маслоу велит компании не только платить деньги своим сотрудникам, но и обеспечивать им само-актуализацию.

В течение рабочих часов у сотрудника DreamWorks есть возможность посетить мастер-класс по фотографии, скульптуре, живописи, кинематографии и карате. После того, как один из сотрудников настойчиво объяснил, что карате — это не то же самое, что джиу-джитсу, компания добавила и класс по джиу-джитсу.

Поколение Y использует свои коммуникационные преимущества, чтобы выбить для себя лучшие условия и в работе с традиционными институциями. Гарри Стителер, 15 лет рекрутирующий новобранцев в армию США, искренне восторгается ими:

«Новое поколение понимает всё ещё до того, как ты открыл рот. Они на три-четыре шага впереди. Они приходят и говорят: я хочу сделать это, а потом я сделаю это, но хочу затем сделать и это».

Психологи сходятся в одном: миллениалы милы. «Меня удивляет весь этот позитив. Интернет всегда был на 50% позитивный, на 50% негативный. Но сегодня соотношение 90 к 10 в пользу позитива», — говорит Шейн Смит, гендиректор VICE, который переформатировал свою компанию для поколения Х в новую, когда начал публиковать онлайн-видео для аудитории помоложе.

Они склонны принимать различия, причём не только касательно геев, женщин или меньшинств, но в отношении всех. «Больше нет всех этих мы „против них“. Может быть, поэтому современное поколение и не бунтует.» — говорит 17-летняя Тави Джевинсон, управляющая фэшн-журналом Rookie в свободное от школы время.

Том Брокоу, автор понятия «Величайшее из поколений», считает, что жизненная осторожность этих людей — это разумный ответ на их мир. «Они бросают вызов привычному и ищут новые пути решения вопросов. Это и рождает вот этого пошатывающегося индивида, который пишет эппы и создаёт новую экономику».

Миллениалы настойчивы и оптимистичны. Прагматичные идеалисты, они пользуются системой; скорее мыслители, нежели мечтатели, лайфхакеры. У них нет лидеров, и именно поэтому у площади Тахрир и Occupy Wall Street было ещё меньше шансов на успех, чем у любых предшествовавших им революций.

В большинстве своем они нуждаются в постоянном одобрении и публикуют свои фото из примерочных в магазине. Они жутко боятся что-нибудь упустить и создают для всего акроним. Они одержимы знаменитостями, но не идеализируют их.

Они не ходят в церковь, потому что не хотят идентифицироваться с большими институциями. Треть людей в возрасте до 30 — самый высокий процент в истории — не являются религиозными.

Новый опыт важнее для них, чем материальные вещи. Они спокойны, сдержаны и не очень-то пассионарны. Они информированы, но неактивны. Они за бизнес. Они любят свои телефоны, но ненавидят по ним разговаривать.

Они не только самое большое поколение, которое когда-либо было известно человечеству, но и, вероятно, последняя большая социальная группа, по поводу которой можно делать обобщения. Уже сегодня внутри молодежи зарождаются автономные микро-поколения.

Они настолько уверенно держатся перед камерами, что у современного младенца в США больше портретов, чем у французского короля 17-го века.

Да, у меня есть данные о том, что миллениалы ленивы и нарциссичны. Однако величие поколения определяется не данными; но тем, как это поколение справляется с вызовами, обрушивающимися на него.

Источник

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




Top