Пара — кошка и собака в народных приданиях славян

Пара — кошка и собака в народных приданиях славян

В народной традиции кошка чаще всего коррелирует с собакой, объединяясь с ней по одним признакам и противопоставляясь по другим. Пара — кошка и собака фигурирует в ряде словесных формул, в поверьях, легендах и т. п. Например, для отвращения от себя сглаза и порчи говорят: "На пса уроки — на кота помысл" (укр.);

"Сглаз на собаку, чахотка на кошку" (пол.). Кошка и собака сопоставляются по принципу женский — мужской, напр. в поговорке: "Кошка да баба в избе, мужик да собака на дворе" (Даль). Русские считают: "Собака обжора, а кошка сластена"; "Собаку можно целовать в морду, а не в шерсть, кошку — наоборот" (Даль). По пол. поверью, тот, кто обольет кота водой, заболеет чахоткой; то же постигнет и того, кто плюет на собаку (новосондец,). С кошкой и собакой связана известная легенда о хлебном колосе. Вражда кошки с собакой находит символическое воплощение в любовной магии: чтобы разлучить супружескую пару, в брачную постель молодым подкладывают кошачью шерсть, спутанную с собачьей (рус.), обливают супругов водой, в которой мыли вместе кошку и собаку (пол. Краков.). Кошка и собака как пара домашних животных метафорически соотносятся с парой диких зверей — медведем и волком, причем символическим аналогом медведя является кошка.

Представления о чистоте или нечистоте кошки тоже часто либо объединяют, либо противопоставляют ее собаке: "У кошки шерсть погана, а рыло чисто; у собаки рыло погано, а шерсть чиста" (рус., Даль); "Собака не то, что кот, животное нечистое" (орлов.). По болг. представлениям, кошка проклятое животное, а собака — благословенное: кошка радуется смерти хозяина, а собака плачет; кошка добавляет хозяину мучений в аду, раздувая пламя под его котлом, а собака носит воду и заливает огонь. Отношение к кошке неоднозначно. Ср.: кого кошки любят, тот счастлив (вят.); кто кошку любит, будет жену любить (рус.); кошка произошла из рукавицы Божьей Матери (краков.); мурлыканье кота не что иное, как молитва за хозяина, который его кормит (гроднен.); кошка человеку враг (пловдив.); нелюбовь человека к кошке — признак его искренности и чистосердечия (малопол. тарнобжег.); кот, увиденный во сне, толкуется как неискренний человек (краков., кашуб.) или враг (брест., Житомир., Ярослав.), такой сон сулит ложь, обман, стыд (краснодар.), несчастье (ярослав.), неприятность или смерть (ровен.); чихание или кашель кошки навлекает на дом несчастье (серб.). Убивать кошку запрещено, иначе навлечешь на себя несчастье (пол. тарнобжег.), связанное, как правило, со скотом (пол. з.бескид.), семь лет ни в чем не будет удачи (рус.), не будет спориться работа (пол. люблин.), удаваться хлеб (болг.банат.), повредишь себе руку (пол.литов.), не будут вестись дети (гроднен.) или скот (витеб.). Нельзя спать с кошкой: от этого можно заболеть (укр. буковин.) или "лягушки в голове заводятся", т. е., по-видимому, мутится рассудок (рус.), а от мурлыканья кота портится разум (краков.). Нельзя везти кошку лошадьми (серб, воеводин.), иначе лошадь будет сохнуть (витеб., рус.) и околеет (чернигов.), жеребая кобыла скинет жеребенка (волын.).

По народным представлениям, кошка происходит от дьявола, в кошке сидит вселившийся в нее дьявол, черную кошку даже называют "дьяволом" (пол. люблин.); в семилетнюю кошку вселяется дьявол, и она становится нечистой (укр. буковин.); двенадцатилетнюю кошку считают полудьяволом (луж.). Кошку запрещено впускать в церковь (брест.). Коту и собаке нельзя есть пищу, освященную в церкви (укр.закарпат., полтав.); если дать, они сдохнут, ослепнут или уйдут из дома и одичают (житомир.). Ср., однако, у поляков: на Пасху кошке и собаке дают освященного хлеба с маслом (новосондец.). Двойственность в отношении к кошке присутствует и в народных легендах о Ноевом ковчеге: кошка заткнула хвостом дыру в ковчеге, которую прогрызла мышь — дьявольское создание (вят.); Ной платком заткнул дыру, которую прогрызла мышь, сотворенная дьяволом, а Бог превратил платок в кошку, чтобы она ловила мышей (пол. кроснен.); кошка поймала и съела мышь, в облике которой в ковчег проник дьявол, тогда дьявол, будучи не в силах выйти наружу, влез кошке в глаза (краков.).

Кошачий облик присущ разнообразным персонажам народной демонологии. Чаще всего нечистая сила предстает в облике черной кошки. С другой стороны, сама кошка, по мнению поляков Подгалья и Вармии, способна видеть нечистую силу. Особенно распространены поверья об обращении ведьмы в кошку. В образе кошки может появляться черт. Часто в облике кошки предстают души умерших, в частности искупающих свои грехи или умерших не собственной смертью (напр. детей, умерщвленных матерями).

По ю.слав. представлениям, покойник, через которого перескочила кошка, становится вампиром. По различным слав. поверьям, сам вампир тоже может принимать облик кошки, иногда белой, со светящимися глазами и т. п. В виде кошки показывается смерть умирающим маленьким детям (пол. э.галиц.). У некоторых вост. славян в образе кошки, особенно черной, персонифицировалась "коровья смерть" или холера. Вихрь в виде кошки можно увидеть, если смотреть на него через рукав (н.луж.). В белых кошек могут обращаться зарытые в землю клады (с.рус.). У кошек в поверьях обнаруживается связь с громом. Русские верят, что черная кошка, как и черная собака, оберегают дом от попадания молнии, однако считают опасным и присутствие их во время грозы (нижегород.). Поляки и македонцы выгоняют кошку и собаку из дома во время грозы (великопол., серадз., гевгел.), полагая, что они притягивают молнию (пол. влоцлав.) и что они тем опаснее, чем длиннее у них хвосты (макед. гевгел.). Согласно бел. поверью, во время грозы "Бог нячисьцика бъёць", а черт прячется от Бога, обращаясь в кошку, собаку или другое животное (могилев,), Согласно укр. быличке, лесник во время грозы увидел черную кошку, которую не брал гром, и застрелил ее освященной двенадцать раз оловянной пуговицей, после чего ему во сне ябился св. Георгий, сказавший, что он убил сатану, который семь лет дразнил святого (волын.). Связь кошки с громом отражена в шутливых пол. стишках: "Говорила муха, что будет засуха, / Говорили коты, что будут громы" (жешов.). Кошкам присущи черты домашнего покровителя, сближающие ее с лаской. "Кут — хозяин хаты. Кут пропадэ и хозяйство пропадэ. Дэ кут вэдэца, там и скотвіна вэдэца" (брест.). По пол. поверью, черные собака, кошка и петух, живущие мирно друг с другом, оберегают дом от нечистой силы, по рус. (нижегород.) — от грозы и вора. Украинцы Галиции верят, что счастье в дом приносит краденая кошка (львов.). А в несчастливом доме, по мнению поляков, кошки не ведутся (тарнобжег.). Если кошки в доме не ведутся, мертвую кошку зарывают в землю стоя (ярослав.). Ср. обычай зарывать живьем в воротах дома кошку мордой на улицу и зайца мордой во двор для того, чтобы велись овцы (симбир.). У вост. славян, у поляков (радом.) при переезде в новый дом хозяева часто пускают в него сначала кошку, а лишь потом вселяются сами. Входя вслед за ней, хозяин идет в угол, который должен облюбовать себе домовой (воронеж.). Принесенную в новый дом кошку сажают на печной столб рядом с дымовой трубой (ярослав.), т. е. туда, где, по распространенным поверьям, обитает домовой. Поляки Люблина, однако, считают, что при переезде в новый дом нельзя сразу брать с собой кошку, т. к. с ней на новое место перенесется несчастье; забрать кошку в новое жилище можно лишь спустя несколько дней. У нижних лужичан в некоторых случаях дом после случившейся в нем смерти должен стоять запертым шесть недель, а внутри находиться кошка, для того чтобы изгнать оттуда злых духов. У вост. славян (особенно у русских и украинцев) нередки рассказы об обращении в кошку домового. Выбор масти скота, определяемый чаще всего домовым или окраской ласки как домашней покровительницы, диктуется нногда и цветом шерсти кошки: какой масти кота, собаку и т. п. встретит хозяин во время обхода своей усадьбы в Чистый четверг, такой масти следует держать скот (житомир.); под основание дома закапывают живых кошку и собаку той масти, какой желательно иметь скотину (калуж.). У поляков в кошку способна обращаться змора, которая, как и домовой, душит спящих, заплетает волосы и гривы. Облик кота, особенно черного, имеет у поляков (изредка и у вост. славян) черт-домовой, приносящий своему хозяину деньги, молоко и т. п. (мазур., хелм., замойск., пшемысл.). Считают, что дом, в котором есть черный кот, находится под опекой черта (пол. катовиц.). В Далмации черт-домовой, способен обращаться в кота.

Кошка используется в народной магии и медицине. Согласно поверью, у черной кошки или кота имеется кость, способная сделать человека невидимым. В Малопольше верили, что для того, чтобы отыскать ее, нужно заживо сварить черного кота, которому семь лет семь месяцев и семь дней от роду, и пробовать брать в рот каждую его косточку. Чехи считали, что нижняя челюсть черного кота, задушенного и сваренного в Рождественский сочельник, может сделать человека невидимым и открыть ему клады. Аналогичные действия с черным котом предписывалось также совершать для приобретения себе в услужение черта-домового: нужно варить его живьем и в полночь на перекрестке наколоть его костью себе палец и подписаться кровью (укр. хелм.); в полночь в лесу на росстанях испечь его, съесть мясо, а кости бросить за спину, призывая к себе демона (мазур.). У нижних лужичан с той же целью следовало в полночь отнести в мешке черную кошку к церкви и трижды постучать в церковную дверь, тогда якобы явится черт, заберет мешок и заплатит за него монетой. По поверью поляков Краковского пов. умершего можно увидеть, посмотрев сквозь кость сожженной специально для этого кошки. Чтобы отомстить ведьме, отобравшей у коровы молоко, ночью в новолуние под порог ее хлева живьем закапывали пойманного кота, отчего молоко у ее коров должно было смердеть (подгал.). В Полесье ради хорошего урожая льна закапывали на поле котенка (брест.). В некоторых рус. губерниях для предотвращения начавшегося падежа скота считалось необходимым зарывать павшую скотину в хлеву вместе с живой кошкой, в Тульской губ. — раздирать живьем кошку надвое. В Волынской губ. совершали опахивание от холеры на черных кошке, собаке и петухе. Опухшее вымя у коровы лечили, царапая когтями домашней кошки по больному вымени (подляс.), У украинцев был распространен способ лечения чахотки у детей путем купания ребенка в купели вместе с кошкой, иногда черной, чтобы болезнь перешла на кошку. И наоборот: чахотка появится, если съешь кошачий волос (луж.).

А. В. Гура

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

* Нажимая на кнопку "Добавить комментарий" или "Подписаться" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.



Top