Веник (метла) в народных приметах и поверьях

Веник (метла) в народных приметах и поверьях

Веник, метла — ипостась, локус, атрибут мифологических персонажей, орудие порчи и колдовства и в то же время оберег от них, средство избавления от порчи, сглаза, болезней, орудие отгона злых духов. Утилитарная функция веника как инструмента метения сообщает ему противоположные свойства чистоты и нечистоты (ср. Мусор). Значимыми оказываются признаки: сухой (мертвый), противопоставляющий веник зелени, ветке, ритуальному деревцу; связанный, стянутый, скрученный, сближающий веник с узлом и перевяслом, предполагающий возможность развязывания, разрубания, разъединения.

Для восточнославянской, отчасти и западнославянской традиции характерно выделение старого веника (в его названиях преобладает магически осмысляемый и многократно обыгрываемый корень *der- 'драть': деркач, драпак, драпач, дрепак и т. п., кроме того, голик, окорык, комель, карачун и др.) как обьекта особых ритуалов и верований (ср. отношение к старой обуви, посуде, утвари) в противоположность новому венику, ритуальные функции которого значительно беднее.

Особые магические свойства часто приписываются веникам, используемым в обрядах, в частности покойницкому, колядному, четверговому и др., а также веникам, специально изготовляемым в определенные дни (в канун масленицы, в Иванов день и др.) или с соблюдением специального ритуала (напр., метла, изготавливаемая понемногу ежедневно до восхода солнца в период от Варварина дня до Рождества или от Рождества до Страстной пятницы).

Связь с нечистой силой и колдовством

По поверьям зап. славян, некоторые мифологические персонажи — змей и другие духи, приносящие человеку богатство (з.слав.), — могли появляться в виде летящей метлы (иногда огненной или искрящейся). В русской сказке змей оборачивается веником или помелом. На этих же предметах обычно летают ведьмы, колдуньи, босорки, стриги.

Веник — атрибут нечистой силы: Чума появляется, держа перед собой метлу (серб.); Смерть ходит с косой, серпом, лопатой, граблями или метлой (ю.пол.). Веник мог служить орудием порчи или колдовства: напр., веником ведьма сбивает росу, "отбирая" у коровы молоко (калуж.); для этой же цели она дотрагивается веником сначала до вымени чужой коровы, а затем своей (славон.); для "отбирания" урожая она привязывает сзади себя метлу и волочит ее по полю (болг.); колдунья наговаривает порчу на веник (вологод.); умирающая ведьма передает свое колдовское знание, вручая кому-нибудь веник (рус., бел.). Считалось, что старыми веником можно было вызвать болезни (особенно бессонницу и ночной плач ребенка), ссору и раздоры: веники подбрасывали к дому, в огород недруга, перебрасывали через крышу дома, подкладывали в повозку жениха и невесты, "чтобы молодые всю жизнь дрались", бросали вслед человеку для наведения порчи. На Русском Севере считали, что домовой сидит в домашнем венике. При переезде в новый дом в Полесье брали с собой старый веник, т. к. его "любит домовик" (чернигов.). Одна из мотивировок запрета выбрасывать старый веник - "хозяина выбрасывать нельзя" (калуж.).

Связь веника с нечистой силой вызывает многочисленные запреты и предостережения, касающиеся контакта с веником человека и скотины. Опасались переступать через веник (особенно беременные и дети), наступать на него босыми ногами (витеб.). Нарушение запрета грозило человеку разными болезнями (головы, спины, ног), коростой, чесоткой (гомел.), особенно недержанием мочи (о.слав.). Считалось, что корова, перешагнувшая через веник, не будет приходить домой, не сможет "погулять" (Житомир.). Строго запрещалось поднимать валяющийся на дороге веник — это сулило ссоры, раздор и беды в семье (житомир.). Специальные запреты относятся к битью веником человека и скотины и мотивируются тем, что тот, кого бьют, станет сухим и худым, как веник (ср. укр. "схне як пруття в метлі"); будет страдать от корости, чесотки и т. п. (будет чесаться, "драться як деркач" — полес.); ребенок после удара веником не будет расти (полес.); девушка не выйдет замуж (болг., макед., полес.); у скота "плоду не буде" (калуж., пинск.) и т. п. Считалось опасным оставлять веник на ночь в доме, ибо это грозило бессонницей (хорв.); переворачивать метлу в доме прутьями вверх, иначе будет болеть голова (ю.пол.); поднимать веник выше стола (волын.) и т. п.

Уничтожение веника

Старому, использованному, истертому венику приписывалась особая "нечистота", он подлежал ритуализованному уничтожению, удалению за пределы "своего" пространства, туда, где не ступает нога человека и скотины. Его относили, отбрасывали как можно дальше от жилья; бросали в реку; забрасывали на крышу дома; сжигали в ритуальном костре (на Купалу, в Юрьев день, Чистый четверг, на Пасху, Благовещение) или в своей печи. Вместе с тем известны и запреты сжигать веник, потому что иначе будет сильный ветер, вихрь, буря; будут нападать вши, клопы, тараканы; возникнут ссоры, раздор; коршун будет таскать кур; печь потрескается, расколется.

Веник как оберег и орудие отгона нечистой силы

Выставленная возле дверей дома и хлева метла (иногда перевернутая прутьями вверх) во многих славянских традициях была средством защиты от вредоносных духов. Таким способом хорваты преграждали путь вештицам, словенцы Штирии — морам, сербы — всей нечистой силе. Так же оберегали свои дома в особенно опасные дни жители Силезии, Краковского воев. и других мест. Эффективность оберега повышалась, если такую метлу похищали у беременной (ю.пол.), если несколько веников на длинных жердях воткнуть в свои ворота. У вост. славян выставленный у порога веник считался надежным средством против ходячего покойника.

Одним из способов обезвреживания ведьмы и снятия порчи считалось битье веником; в Жешовском воев. старались побить березовым веником ведьму, чтобы она "засохла"; в Полесье таким образом били бесноватую для изгнания из нее беса; чтобы вернуть подмененного нечистой силой ребенка, подменыша относили на мусорную кучу и били веником (карпат.). На Украине защищались от сглаза, произнося формулу: "Деркач тобі під хвіст".

Бытовая обрядность

У всех славян веник широко использовался для защиты роженицы и новорожденного от злых духов: его клали под подушку, ставили в изголовье, прислоняли к колыбели или клали под нее (бел.); ставили крест-накрест два веника перед дверью (словен.). Для защиты молодых болгары в первую брачную ночь подкладывали им под подушку веник. Активно использовали его и для оберега хлева: словенцы и хорваты ставили метлу перед входом в хлев; сербы Косова затыкали веник в коровники "от ведьм"; полещуки подвешивали веник в хлеву; в Силезии было принято класть метлы крест-накрест возле хлева накануне дней св. Яна и св. Юрия, чтобы защитить скот от ведьм.

Отгонная функция веника

Отгонная функция веника обнаруживается в ритуалах изгнания полевых вредителей — грызунов и птиц (в. и з.слав.). Для защиты урожая от птиц в Полесье обходили поле по солнцу с деркачом в руках и махали им от себя; для защиты от мышей клали в снопы колядный веник (или три прутика от него), рассыпали прутья веника в амбаре или погребе.

Веник в сельскохозяйственной магии

Когда плохо сбивалось масло, маслобойку били старым веником, подкладывали веник под нее или производили веником движения, отгоняющие порчу (укр., бел., пол.). чтобы не путалась основа при тканье, трижды ударяли ее деркачом, били им кросна при навивании основы; били готовую пряжу "от уроков"; бросали старый веник под кросна на время работы; проводили веником по кроснам, если не шла работа; прутик от веника втыкали в набилки (Полесье). Чтобы хорошо выпекался хлеб, на припечке жгли старый веник (ю.пол.). Если не удавалось тесто, хозяйка била веником по дну дежи, произнося формулу угрозы (волын., пол.).

Круговые обходы с веником в руках (или верхом на метле) способствовали, по народным поверьям, защите освоенного человеком пространства от всякого зла: при пожаре обходили со старым веником вокруг горящего дома (полес.); считали, что если обмести трижды вокруг курятника и закопать метлу там же, то воры не смогут украсть кур (словен.). С другой стороны, сами воры стремились заполучить т. н. покойницкий веник, чтобы усыпить хозяев "мертвым сном", для чего достаточно было ночью трижды обойти с таким веником вокруг дома (серб.).

Веник в скотоводческой магии

В скотоводческой магии удары или прикосновения веником осмыслялись как средство защиты скота от порчи. Напр., погоняли корову старым березовым веником, когда ее вели на случку (полес.); трижды ударяли скотину веником, если она убегала с пастбища (волын.); так же поступали в случае уменьшения надоев (брест.). Для урожая фруктов били веником садовые деревья (житомир.).

В Полесье при первом выгоне скота хозяева держали в руках веник, терли им корову, кропили святой водой с веника, подкладывали веник под порог хлева. Сходные приемы характерны и для земледельческой магии: старый веник втыкали в капустные грядки, в грядки с огурцами, чесноком, чтобы защитить их от сглаза, от червей; втыкали веник в поле льна (брест., пол.), в ржаное поле (пол.) и т. п.

Веник в лечебной магии

Веник использовался и в лечебной магии: больных били веником, обметали, прикасались или привязывали веник к больному месту, укладывали на веник, клали веник на больного, подкладывали под подушку, водили им по телу, перебрасывали веник через больного, заставляли перешагнуть через веник, кропили больного водой, используя веник, процеживали через веник воду и затем мыли ею больного, парили веник или прутья из него и давали пить, окуривали прутьями веника, готовили снадобья с добавлением пепла от сожженного веник и т. п. Такие приемы практиковались обычно при лечении болезней, вызванных, как считалось, сглазом, порчей, испугом: от ночного плача водили ребенка по комнате, обметая его новой метлой (карпат.), клали ребенка возле печи и обметали (полес.), били веником на пороге дома (пол.), зашивали девять прутиков от веника в одежду ребенка или подвешивали пучок из девяти прутьев над колыбелью (полес.); при недержании мочи у ребенка хорваты трижды ударяли его метлой, сделанной накануне поста, болгары заговаривали младенца, похлопывая его метлой; иногда (особенно в южнославянской традиции) просто держали метлу в руках как магический знак отгона (ср. типичную формулу угрозы в сербских заговорах: "метлою замету"); протаскивали ребенка через кадушку, подстегивая его веником (калуж.). Если ребенок не начинал ходить вовремя, его ставили на метлу (серб.), клали между ножками веник, затем рессекали его и раскыдывали прутья, чтобы ребенок пошел (брян.). С помощью веника лечили кожные болезни (чесотку, рожу, экзему, бородавки), а также желтуху, головную боль, лихорадку и другие болезни. В русской традиции для лечения радикулита рубили березовий веник на пороге, говоря при этом: "Рублю утин", — или надрубали веник прямо на пояснице больного. В южнославянской традиции веник или прутья от него использовались при магическом лечении глазных болезней.

В ветеринарной магии с помощью старого веника снимали порчу со скота: через больную корову трижды перебрасывали деркач, били им скотину, кропили святой водой с веника и т. п. В русских обрядах "изгнания Смерти" во время эпидемий или эпизоотий женщины опахивали село веником или помелом; за гробом последнего умершего от холеры шла вдова, заметавшая веником путь до самого кладбища, или две вдовы бежали за гробом с веником и за селом их выбрасывали (костром.).

Веник в метеомагии

Связь веника с ветром, дождем, градом находит отражение в полесских и польских верованиях о том, что сжигание старых веников в печи вызывает сильный ветер, бурю. Отсюда запрет бросать веник в печь. С другой стороны, когда ветер был необходим для работы ветряных мельниц, для веяния зерна, перемены погоды, рекомендовалось сжигать веник (в Великопольше для этой цели сжигали 12 старых березовых веников).

Веник могли использовать как для вызывания, так и для прекращения дождя. В Полесье, чтобы вызвать дождь, бросали в колодец сухой веник или разбрасывали его прутья на перекрестке дорог (брест.), жгли на перекрестке 12 веников (гомел.), обходили вокруг села с веником (гомел.). Для прекращения дождя и отгона градовых туч из дома во двор выбрасывали веник вместе с хлебной лопатой, кочергой и другими предметами (Полесье, Карпаты, Сербия, Хорватия). На Львовщине для отгона тучи метлу и кочергу забрасывали на крышу.

Связь веника с демонами природных стихий (планетниками, предводителями туч, здухачами и др.) подтверждает отмеченный в Болгарии, в р-не Плевны, обычай изготавливать обрядовую куклу Гермав из веника. Такая кукла чаще служит для прекращения дождя (в этом случае веник должен быть взят у впервые родившей женщины), но может быть использована и для вызывания дождя (тогда веник следовало украсть в доме девочки — пеперуды или додолы).

Веник в семейных обрядах и в гаданиях о замужестве

Поскольку метение входит в ряд типичных женских занятий, веник приобретает женскую символику в некоторых семейных и домашних обычаях. Так, возвращающихся из церкви с окрещенным младенцем кумовьев встречали в доме разложенными на пороге предметами: пилой, топором и кнутом, если ребенок — мальчик, и серпом, веником и молитвенником — если девочка (луж.). В Сибири в шутку говорили: "У бабы какая душа? — Не душа, а голик".

В ритуале испытания невесты подкладывали под порог (или на порог) метлу и следили, поднимет ли ее невеста при входе в дом (знак, что будет хорошей хозяйкой) или переступит через нее (плохой знак) (з.слав.). В сербской свадьбе свекровь готовила специальную метлу, которой молодая мела пол, после чего метлу украшали деньгами в знак приобщения невесты к новому дому.

У вост. славян в девичьих гаданиях о замужестве использовался колядный веник, которым подметали дом в святочный период: его подбрасывали вверх, примечая, в какую сторону ручкой он упадет, бросали на дорогу, ожидая, кто поднимет (тот и станет мужем); подкладывали на ночь под подушку в ожидании вещего сна; выбрасывали на мусорную кучу, прислушиваясь к собачьему лаю, и т. п. В Полесье крали веник у одного из парней, разделяли на прутья, и каждая девушка клала прутик на ночь под подушку; делали из прутьев веника "колодец" и звали суженого прийти напиться воды (гомел").

Похоронная обрядность

Веник в похоронном обряде и в поверьях о смерти и о душе. В болгарском проклятье "Черна метла да го помете" метение и метла являются метафорой смерти. Увидеть метлу во сне, по болгарским поверьям, означало смерть. Если стоящая у дверей метла перекидывалась через порог, то поляки говорили, что "это смерть через порог пришла". В Славонии считали, что можно увидеть смерть, если встать на метлу в ногах умирающего. В Полесье перебрасывали веник через крышу дома для облегчения агонии умирающего (пинск.).

Связь веника с душой умирающего особенно заметна в поверьях карпатской зоны: душа пребывает в метле, поэтому метлу нельзя бросать в грязь или сжигать, не развязав предварительно, чтобы освободить душу (ю.пол.); душа умершего скрывается в венике, которым метут хату, поэтому его кладут возле порога и стараются не трогать без особой нужды, "чтобы не тревожить душу" (укр. снятин.).

Покойницкий веник, т. е. такой, которым мели дом сразу после выноса покойника, выбрасывали вместе с мусором подальше от дома или бросали в воду, сжигали и т. п. У сербов было принято бросать веник и мусор в могилу или относить на кладбище, "чтобы душа там и осталась". Украинцы Покутья считали, что покойницкий веник надо выбросить в недоступном месте, "чтобы не затоптать покойника". В Силезии и у лужичан это делали, "чтобы покойник не вернулся". Вместе с тем, как и другие покойницкие предметы, такой веник расценивался как орудие хозяйственной и лечебной магии. В Полесье его прятали в хлев и использовали для оберега скота от домового, ведьмы, от сглаза; втыкали в грядки с капустой для избавления от гусениц или сжигали веник и обсыпали капусту пеплом. У сербов считалось, что с помощью "мертвецкой метлы" можно наслать порчу на недруга.

В похоронном обряде вост. славян в гроб стелили ветки и листья от веника и делали для покойника подушку из листьев березового веника (ср. русское ярославское выражение "пора на веники" 'пора умирать').

Колядный веник

Ритуал рассечения веника. Веники, которыми мели дом на Коляды (период от Рождества до Крещения), в Полесье считали нечистыми, опасными, подлежащими уничтожению (их выбрасывали, сжигали) и заменяли новыми. В зоне Нижней Припяти и междуречья Припяти и Днепра уничтожение колядного веника приобрело характер особого обряда рассечения веника, исполняемого обычно в канун Крещения (иногда после него), т. е. по истечении Святок (когда мусор после метения хаты не позволялось выносить из дома). Делали это женщины или девушки в доме на колоде или на пороге, рассекая веник топором на мелкие части и приговаривая: "Что вязала — развязывайся, что шила — расшивайся, что секла — рассекайся". Это действие и заговор должны были освободить от греха, связанного с нарушением запрета работать на Святки. Разрубленный веник, на котором оставались все грехи, сжигали в печи, разбрасывали по двору, по хлеву, выносили вместе в мусором в сад под плодовое дерево. Нередко эти действия понимались как оберег от нечистой силы, колдовства, порчи, болезней или как магия (напр., "чтобы скотина нормально рожала"). В сев. р-нах Черниговщины, выбрасывая разрубленный веник, девушки часто гадали: выносили веник и мусор на заслонке к перекрестку и слушали, с какой стороны донесется лай собак или другие звуки, по которым судили о своем замужестве.

Если колядные веники не уничтожались, они становились орудием порчи: их собирали в течение 7—9 лет, затем перебрасывали через хату, чтобы вызвать раздоры в семье (брест.). Вне указанного ритуала рассечение веника на пороге дома практиковалось как способ изгнания нечисти (насекомых, гадов) на Новый год, в Чистый четверг; для лечения некоторых болезней; для снятия порчи (рассекали веник, если через него переступала беременная).

Веник в очистительных обрядах

В некоторых р-нах Болгарии во время весенних обрядов (1 марта, Тодоров день, Благовещение), направленных на отгон гадов, насекомых, было принято поджигать старые веники, обходить с ними двор с криками: "Вон, блохи!" или "Убегайте, змеи, ящерицы!" (р-н Преслава). В Софийском окр. в Чистый понедельник одна женщина выносила горящую метлу, а другая шла за ней и спрашивала: "Что ты выкуриваешь?", а та отвечала: "Выкуриваю блох". В зап. Полесье на Благовещение подметали дом, двор и сжигали веник с этой же целью, а украинцы Закарпатья после метения хаты ломали и выбрасывали веник, "чтобы нечисть не шла в дом". На Карпатах в Чистый четверг сжигали мусор вместе с веником и по дыму от костра гадали. Во многих р-нах Полесья в этот день (реже — в Страстную субботу) сжигали во дворах старые веники, сопровождая это произнесением отгонных заклинаний.

Лужичане сжигали старые метлы перед Пасхой или накануне 1 мая, называя это действие "сжиганием ведьм". В Полесье на Новый год совершались превентивные обряды изгнания блох и клопов: в печи сжигали веник, выбрасывали на улицу старый веник или, наоборот, запрещали жечь старые веники в печи, чтобы в доме не заводились жуки.

Веник в купальском обряде

К празднику Ивана Купалы у вост. славян были приурочены обряды уничтожения старых веников (наряду с прошлогодними купальскими травами) и заготовки новых веников (вместе со сбором свежих купальских трав). В Болгарии в Иванов день женщины срезали "метличину" для изготовления новых метел; считалось, что с этого дня в растениях уже нет "злых духов". Этими вениками пользовались до следующего Иванова дня. Белорусы Виленской губ. выставляли новые ивановские веники на длинных шестах возле домов и впоследствии этими вениками мели пол по большим праздникам, чтобы защитить детей от сглаза.

Сожжение старых веников на Купалу более характерно для восточно- и западнославянской традиций. Их накапливали, собирая в течение года специально, чтобы сжечь в купальском костре. В некоторых чешских селах с березовыми вениками сначала обходили вокруг села, защищаясь от ведьм, а затем их сжигали. В Словении на св. Яна молодежь бросала зажженные метлы вверх. Так же поступали в Польше и вост. Словакии (при этом говорили: "Яна сжигаем", "Чаровниц сжигаем"). В Краковском воев. с горящими метлами, насаженными на высокие жерди, парни обегали засеянное поле. В Брестской обл. с горящими вениками обходили свою хату. В Подгалье из старых веников сплетали большое колесо, зажигали и пускали с горы. Остатки недогоревших веников разбирали на прутья и втыкали в капустные грядки против гусениц (вост. Словакия). В некоторых местах, где купальских костров не жгли, веник вместе с другими травами (крапивой, чертополохом, бодяком) втыкали в песочную кучу и перепрыгивали через такие "букеты" (в.укр.).

Гуменная метла

В сербской традиции ритуальными функциями и магической силой наделяется метла, которой подметали гумно. В р-не Косова по окончании молотьбы украшали стожар цветами и укрепляли перевернутую вверх метлу со словами: "Дай, Бог, в будущем году еще больше!" Прутья этой метлы затем опускали в воду и этой водой лечили детей от плача. В окрестностях Левча и Темнича также втыкали метлу в стожар, запрещалось вносить такую метлу в дом. В Славонии метлой с гумна выметали дом на Благовещение, затем ее втыкали в капустные грядки "от гусениц". В Верхней Герцеговине считали, что метла с гумна и молочное ведро — орудие здухачей и стух (см. Двоедушник), которые отнимают их друг у друга, чтобы зааладеть урожаем или удоями.

Пародийная символика веника

В качестве орудия устрашения, битья, пародийного метения веник входит в реквизит ряженых. Среди новогодних ряженых польского Поморья ходил "трубочист" с метлой, делая вид, что "выметает Старый год". Игровые, шутливые действия с веником, смоченным известью или помоями, совершал "Маланка" (персонаж колядной группы в Карпатах). В западнославянских обходах с метлами появлялись "св. Николай", "св. Люция" и другие ряженые. У русских к чучелу "масленицы" подвешивали старые веники (вологод.); иногда само чучело делали из веника (нижегород.); украшенный веник мог заменять чучело "Кузьмы-Демьяна" в обрядовых обходах дворов 1 ноября (нижегород.).

С веником ходили и некоторые ряженые, пародирующие свадьбу: водили "молодых" на сметник и "благословляли" их, т. е. кропили водой с веника (Житомир.). В словацкой пародийной свадебной процессии ряженые заметали за собой дорогу метлами. В таких шутливых "свадьбах" веник мог выполнять роль свадебного деревца: веник украшали, носили за "молодыми", а затем развязывали, (раздавали по прутику участникам (гомел.). Замена обрядового деревца, свадебного знамени или жезла веником встречается и в других контекстах. В Полесье "нечестной" невесте вместо свадебного деревца подносили веник или втыкали метлу перед домом. В Моравии и вост. Словакии вместо мая (см. Деревце обрядовое) не любимым в селе особам ставили 1 мая старые метлы или на вершине майского дерева привязывали веник. По строительным обычаям, плотники, недовольные оплатой своего труда, затыкали в крышу нового дома старый веник (брест.).

В польских пастушеских обычаях известно высмеивание пастуха, последним пригнавшего скот на пастбище в день Зеленых Святок: его называли miotlarz, привязывали к нему старую метлу, которую ему приходилось волочить за собой, возвращаясь в село (Серадское воев.). В селах Мозырского р-на одной из форм отказа сватам было выбрасывание на дорогу старого веника. В польских масленичных играх (т. н. танцах с метлой) метла доставалась парню, который не успевал добежать до своей партнерши.

Роль веника в свадебных и календарных обрядах

Особого внимания заслуживает используемый в ... обрядах веник, на который, по всей вероятности, наговаривали болезни. Именно поэтому веники было положено выбрасывать в реку на Иванов день, на свадьбах. В этой связи становится понятным обычай гадания с помощью веников. Духи, наговоренные на веник или какой-либо другой предмет, по народным поверьям, обладали даром быть вещими.

Роль веника, употреблявшегося в свадебных и календарных обрядах, оценена, на наш взгляд, недостаточно. Н. Ф. Сумцов, обративший внимание на свадебные обряды и обычаи, в которых фигурирует веник, заключил: "В современном употреблении веника нет указаний на какое-либо особое значение его в древности". Е. Г. Нагаров указал на роль веника как амулета, употреблявшегося наряду с хлебом, янтарем, мылом, иголкой, сеткой и другими предметами. "Труднее,— писал он,— объяснить роль веника как амулета. По-видимому, она стоит в связи с поверьем, что сор — обитель духов, а так как сор выметают веником, то последний приобретает значение магического средства против нечистой силы.

Однако, как указывал Д. К. Зеленин, веник и сам является обителью духов. Он называл веник в числе предметов, которые, по древним представлениям, были вместилищем духов и души: "...сказание о ведьмином помеле как о местожительстве разных духов в пределах Евразии международно". Д. К. Зеленин не отрицает роли веника как оберега, запугивающего или убивающего демонов. В этой роли наряду с луком и стрелами шаманы употребляли веник при камлании, и лишь впоследствии "бубен сменил собой лук и веник".

В 1924 г. Д. К. Зеленин наблюдал камлание ойротской шаманки с луком и веником, без бубна. Очевидно, именно способностью веника становиться обителью духов можно объяснить обычай гадания при обрядовом мытье в бане с помощью этого предмета, вернее, духов, заключенных в нем. Использование веника как вместилища духов малообъяснимо на почве известных нам русских верований. Вероятно, поэтому обычаи, связанные с ним, или просто фиксировались собирателями и исследователями, или вызывали недоумение. Обычаи эти становятся понятны на фоне верований угро-финских и сибирских народов, лучше сохранивших древнейшие слои религиозных представлений.

Например, у вотяков прошлого веник играл особую роль в обрядах жертвоприношений: "В день жертвоприношения, пред самым закланием, жертва окончательно пробуется относительно ее пригодности с помощью наливания водой через веник, приготовленный из ветвей растущих в священной роще деревьев. Для добрых божеств жертва пробуется через веник из ветвей лиственных пород, для злых божеств — через ветки хвойных деревьев...". Веником обмывали покойника, изгоняли из своего дома человека, пытавшегося завести в дом злых духов. Немалую роль играл веник в семейной и календарной обрядности мордвы.

Особое значение для понимания обычаев, связанных с веником, приобретает чувашский иерех, которого Д. К. Зеленин рассматривает как один из вариантов онгонов — духов или демонов, обитающих в так называемых "идолах", "кумирах" и других фигурках, изображающих людей и животных. Исследование Д. К. Зеленина показало несомненную связь онгонов с тотемами, как животными, так и растительными. Чувашский иерех, бывший первоначально растительным тотемом, в одном из своих главных вариантов представлял собой древесную ветку. По сообщению Георги, "Ерих составляет связка серебориных лоз (шиповника), кои, нарезав осенью, ставят в угол избы своей и почитают столь священными и опасными, что никто и приступиться к оным не смеет.

Они возобновляют своего ериха всякую осень, а старого пущают вплавь по реке". На основании этого и подобных сообщений Д. К. Зеленин пришел к выводу, что почитание подобного растения не может быть объяснено одним его апотропеическим (охранительным) характером. Обереги не бывают неприкосновенными и опасными для человека. Ежегодное возобновление также необычно для оберегов, тогда как в культе растительных тотемов и онгонов оно очень обычно и понятно. В этой связи становится ясной и особая роль веников в свадебной и календарной обрядности. Показательно, на наш взгляд, также гадание с помощью веника, поскольку гадание было одной из характернейших черт культа онгонов.

Возвращаясь к ритуалу мытья в бане, в котором также немалую роль играл веник, можно прийти к заключению, что мытье в бане представляет собой ритуальное очищение путем приобщения к тотему. Подобное очищение с помощью тотемов и онгонов, как показал Д. К. Зеленин, было свойственно многим народам Евразии.

Л.Н.Виноградова,С.М.Толстая

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

* Нажимая на кнопку "Добавить комментарий" или "Подписаться" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.



Top