Женское очелье и мужской наголовень

Женское очелье и мужской наголовень

Очелье – это часть женского головного убора (сороки, повязки, кокошника и т.д.), который прикрывает чело, т.е. лоб. В словаре Даля: «ЛОБ м. лобик, лобок, лобочек; лбища, лбина м. чело, надбровье; часть головы, лица, между висков, от бровей до предела волос, или повыше, до темени, правильнее ж отличать лоб (чело), подтемянье и темя».

Также у Даля «налобник», «начельник» для девичьей повязки (сл. статья «Налобанивать»):
«Налобник м. начельник, начелок, девичья повязка; поднизь». «Очеловечить» дается определение слову «очелье»: «Очелыш м. вят. оцёлыш, девичий головной убор, кокошник. Очелье ср. твер. очелы м. мн. олон. перед кокошника, лобок. Очелочный, очелковый, к очелку, очельный, к очелью относящийся».

В статье Д.К. Зеленина[1] Очелье, налобник − это лобовой щиток головного убора. Очелье прикрывает «чело», «лоб», но не всю голову. Когда говорят об очелье, всегда имеют в виду часть женского головного убора, а не мужского.

Мужской наголовень

В статье Д.К. Зеленина[1] «У великорусских рабочих, особенно у шерстобитов, и до наших дней сохраняется обычай обвязывать веревкой или ленточкой волосы на голове, «чтоб зря не трепались» при движениях корпуса. (Изображения можно видеть, напр., в книге «Илья Репин. Воспоминания. Под редакцией К. И. Чуковского. Бурлаки на Волге» Птб., s. а., стр. 81: рисунок из альбома И. Е. Репина «Ларька»)».

Даль пишет: «Наголовень муж. ремень кольцом, что мастеровые носят на голове; наголовник, то же, и вообще головной убор».  Сообщений о том, что эта лента на голове мастеров-мужчин как-то орнаментировалась, что она использовалась в каких-либо обрядах или обычаях (свадебных, календарных, похоронных и т.д.), несла какую-то функцию помимо придерживать волосы во время работы – нет.

Наголовень в мужских головных уборах славян имел чисто утилитарное значение. Лента, в отличие от шапки, не покрывает голову полностью.

Шапка, которая, в отличие от наголовника, точно имела обрядовое значение, обозначала социальный статус мужчины (княжеская, боярская) и т.д., что зафиксировано этнографами. Если девичьи головные уборы с очельем у восточных и южных славян – обычное явление, то мужские головные уборы в виде повязки, ленты (Наголовень) – как повседневная или обрядовая часть одежды не встречается в описаниях этнографов.

Головной убор в виде ленты в других культурах

Головной убор в виде ленты изображён на колонне Траяна в Риме, подобные ленты носили некоторые гето-даки. В научной литературе головные уборы в виде ленты называют лентами-метопидами, подобные ленты встречаются у скифов. В статье «Инфула» (Похлёбкин В.  «Словарь международной символики и эмблематики») описываются некоторые обрядовые функции подобного головного убора − «налобника» − у римлян, очень коротко у скифов, древнееврейских жрецов и в католицизме.

Шапка

В своей статье Седов В.В.[2] пишет: «Головной убор славян − шапка языческого времени − известен только по скульптурным изображениям на идолах. Так, четырехликая голова Збручского идола увенчана шапкой − полусферической с околышем. Подобная шапка изображена и на голове новгородского каменного идола, найденного в Пошехонье (Порфиридов, 1930, с. 31−33).

Судя по древнерусским изображениям на миниатюрах, иконах и фрес­ках, подобные мягкие полусферические шапки с меховым околышем яв­лялись важнейшей княжеской регалией, больше никто не носил таких ша­пок. Так же изображались в подобных шапках только женщины княжеского сословия.

По-видимому, и в языческую пору подобные головные уборы были атрибутами языческих божеств и племенных князей. Шапки простых людей нам не известны».

Женское очелье и мужской наголовень

На раннем этапе формирования древнерусского государства шапки преобладали в княжеской среде, но уже в феодальную эпоху шапки получают более широкое распространение во всех слоях древнерусского общества. Первые изображения князей в таких шапках относятся к XI веку. При этом форма их была одинаковая: сферическая тулья с меховой опушкой. Такие княжеские шапки именуются в научной литературе «древнерусской меховой шапкой», головным убором «знатного человека». У простых людей преобладали колпаки разной формы из войлока или сукна.

Богатые носили шапки из бархата или тонкого сукна, а знатные князья – парчовые (шёлковая ткань с основой из металлических золотых или серебряных нитей), украшенные серебром, золотом и драгоценными камнями. Опушка летом у такой шапки шилась из черно-бурой лисицы, соболя или бобра. Зимой такие шапки подбивались мехом целиком.

Ритуалы, связанные с шапкой

Как пишет в своей статье Е.С.Узенёва[3], «Шапка − головной убор мужчины, социально и ритуально значимая часть одежды (ср. сербскую пословицу: «Шапка старше головы»).

В традиционном этикете противопоставление обнаженная−покрытая голова было важнейшим, но имело разную реализацию в зависимости от возраста и семейного положения. У южных славян только парни брачного возраста получали право носить Шапку. Мужчины, как правило, носили Шапку на улице и снимали в помещении, а также в церкви, перед иконой, перед человеком более высокого социального положения. При исполнении некоторых обрядов обнажение головы мужчиной имело сакральный смысл: мужчины снимали Шапку при первом севе, при покойнике и др. У южных и восточных славян отсутствие Шапки у мужчин было знаком траура, а в Сербии в этом случае носили Шапку наизнанку.

Некоторые ритуалы, напротив, требовали ношения Шапки. Так, по обычаю сербов Хомолья (восточная Сербия), при объявлении имени новорожденного гости должны сидеть в Шапках, пока кум не сообщит имя крестника. У южных и восточных славян независимо от времени года жених оставался в Шапке, а у македонцев не снимал ее даже во время венчания. В этом случае Шапка имела апотропейную функцию.

Срывание Шапки иногда символизировало отказ от прежнего статуса. По сербскому обычаю, при выносе покойницы из дома ее муж сбрасывает Шапку и надевает новую в знак того, что он хочет вступить в новый брак. У русских на свадьбе подруги невесты крали Шапку жениха и требовали за нее выкуп. Шапку жениха надевали на невесту в знак утверждения над нею его власти и как пожелание мужского потомства. У русских срывание Шапки в послесвадебный период было одним из обрядов приема молодого в круг взрослых мужчин.

Использование головного убора, принадлежащего противоположному полу, могло быть одним из видов ряжения и нередко имело продуцирующий смысл. Так, в болгарской свадьбе дружка невесты надевала Шапку жениха при замешивании обрядового хлеба. Чтобы у девочки поскорее выросли груди, она должна была потереть их шапкой, взятой у парня (Полесье). В Польше невеста во время брачной ночи надевала Шапку своего мужа, а роженица не снимала ее шесть недель после родов, что должно было защитить ее от сглаза.

В целом, однако, ношение женщинами мужского головного убора осмыслялось негативно. Считалось, что девочка, надевшая Шапку, потеряет волосы, станет жертвой сглаза (Украина), останется в девках (Полесье) или родит внебрачного ребенка (Словакия).

Шапка нередко использовалась в сельскохозяйственной и птицеводческой обрядности с продуцирующей целью. На Украине в Сочельник хозяйка окуривала все хозяйство, надев Шапку мужа. В Полесье и в Польше (Покутье), сажая наседку на яйца, предварительно клали их в мужскую Шапку.

Шапка часто воспринимается как символ человека и может замещать его в особых случаях. У болгар на помолвке отсутствующего жениха заменял его колпак. Во время свадьбы, если желали молодым мужского потомства, то у восточных славян и в Польше подкладывали в постель новобрачным Шапку, а у южных − невесту сажали на мужскую Шапку. В Белоруссии над Шапкой священник нарекал имя младенцу, а в Черногории епископ мог заочно прочитать молитву об исцелении отсутствующего больного над его Шапкой. У восточных и южных славян покойника непременно хоронили в шапке или клали ее в гроб рядом с телом. У сербов существует поверье, согласно которому тот, кто наденет себе на голову Шапку мертвого, не сможет ее снять. У южных славян при побратимстве менялись Шапками.

Показательны запреты в обращении с Шапкой. В Сербии считали, что «у того, кто греет Шапку на огне, заболит голова». У русских считали, что нельзя играть с Шапкой, вертеть ею − голова заболит, нельзя класть на стол − будет ссора. На юге России во время сева конопли запрещалось отвечать на приветствие («ломать шапки»), иначе конопля на поле будет гнуться и ломаться.

В сказках и поверьях Шапка предстает как средоточие магической силы дьявола или другого мифологического персонажа. В южнославянском фольклоре нередко отмечается, что красная и остроконечная Шапка − атрибут дьявола и мира мертвых. Известен также другой сказочный предмет − шапка-невидимка».

Список литературы:

  1. 1. Зеленина Д.К. − Женские головные уборы восточных (русских) славян
  2. Седов В.В. − Одежда восточных славян VI-IX вв.
  3. Узенева, Е.С. – Одежда.
  4. Стамеров К.К. − Нариси з історії костюмів.
  5. Колчин, Янин, Ямщиков − Древний Новгород. Прикладное искусство и археология
  6. Зінаїда Васіна − Український літопис вбрання.
  7. Даркевич В.П., Борисевич Г.В. − Древняя столица рязанской земли.
  8. Брайчевсъка О. А. Вироби дрібної пластики, монети і актові печатки як джерело для вивчення чоловічих головних уборів давньоруського часу.

Публиковать разрешается только с указанием копирайтов автора ©Тарасов Д.А. 2013

Опубликованнов сборнике   Д.Тарасов, Л.Гайдукова, М.Емельянова, О.Гущина, Средневековая славянская одежда, под ред. Л.Белякова. // Содружество общин "Велесов Круг", М. 2014 г.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

* Нажимая на кнопку "Добавить комментарий" или "Подписаться" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.



Top