Человек и Мать-Сыра-Земля

Человек и Мать-Сыра-Земля
Удивительное и возвышенное чувство охватывает при чтении описания природы и истории Руси, выполненного мастерским пером Доброслава. Две такие, казалось бы, различные темы, но в исполнении автора они оказываются неразрывно слитыми в одно. Чем же околдовывают его строки? Нваерно, излучаемым ими добром. И отторжением Зла.

Славить добро – это под силу лишь истинным Мастерам, таким, как Доброслав.

Пишущий эти строки на всю жизнь запомнил урок, который преподала ему, молодому парню, одна деревенская женщина, когда он назвал размокшую проселочную лесную дорогу грязной: "Грязь у вас в городе, а здесь Земля-Берегиня". Я не понял тогда смысл этого Слова.

Да простит мне читатель это личное воспоминание: я не пишу мемуары, я употребляю местоимение "я" тогда, когда оно имеет примерно-показательное значение, как в школьном химическом опыте: "Я беру НЮ…" Я хочу сказать только одно: тех, кто любит Мать свою, Она никогда не оставит. Это единственное правило, где нет исключений.

Хула же на Мать всегда и везде считалась самым ужасным преступлением. Известно, что римляне посмеивались над авгурами, но никому из них и в голову не приходило усомниться в прорицаниях Сивиллы-жрицы Великой Матери. И на Руси даже самые глумливые попы-дуремары не отваживались возводить хулу на Мать-Сыру-Землю. В ранних летописных сводах есть описание издевок над Перуном, по нет ни одного худого слова по отношению к Макоши.

"Тот же, кто не нашел во Мне Мать — найдет во Мне могилу!" — звучит пророчество, записанное Добромыслом уже в наши дни (приходится повторять избитый трюизм: нет Пророка в своем Отечестве).

Природа относится к человеку так, как он относится к Природе. Земля и подземный мрак даже для самых отпетых христиан-"оптимистов" полны загробной жути. Именно христиане, верующие в "воскресение мертвых", отчаяннее других цепляются за любую соломинку, страшась провала в бездну небытия. Они предчувствуют, что уже вычеркнуты из Книги Жизни и обречены на исчезновение, хотя часто и не понимают почему.

А теперь взгляните па ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ УХОД последнего самурая Юкно Мисима! Кстати, в Японии (подвергшейся атомной бомбардировке именно за приверженность Язычеству) при закладке знаний неукоснительно соблюдается обряд Успокоения Земли; считается, что неуважение к Ней может привести к стихийным бедствиям.

Погребальные обряды многих народов каменного века свидетельствуют о существовании уверенности в перерождении-перевоплощении. Характерны позы погребенных в древнейших могильниках! Клали покойника на бок с подогнутыми коленями и прижатыми к груди руками. Такое скорченное положение плода в материнском чреве — символ будущего возрождения. Мать возродит; его в свое время в обличье новорожденного (т. е. вновь рожденного) сородича, подобно тому, как весной Она возрождает зелень и цветы…

* * *

Волхвы не боялись могучих владык и ни пред кем не склоняли гордой головы. Они становились на колени только, чтобы напиться из родника, прислушаться к шепоту трав, и поклониться Матери. А еще, чтобы положить голову на плаху…

Не в книгах учили они искать ПРАВДУ, а в ЖИЗНИ ПРИРОДЫ. Ведь всякие "священные писания" — это творение человека, а Жизнь во всех ее проявлениях — творение Матери-Природы. Почему же вы не внимаете поучениям, запечатленным в Ее творениях? Вы можете найти их в собратьях наших по земному странствию — в птицах, зверях, деревьях, бабочках и цветах.

Вам подскажут реки и озера, ветер и горы, дождь и гром. Падение камня, зигзаг молнии, бег облаков, образование инея, запах черемухи — все это выражение ЖИЗНИ Земли. Постарайтесь прочувствовать эту Жизнь сердцем, прорастите в нее подобно траве, как умели великие шаманы древности, и вы поймете, что Земля не огромный мертвый булыжник; ЗЕМЛЯ-ЧУДО, которое всегда с нами, всегда ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС.

Доверчиво прильни к материнской груди, и Она поведает тебе то, что забыли мы, люди. Ведь любвеобильная Мать лелеет нас, даже когда мы от Неё отворачиваемся. И насколько же больше Она будет любить нас, если мы вновь обратимся к Ней. Когда же придет твой урочный час, Она просто примет тебя в свои объятья.

Дыханье мое превратится в туман,
Сгустится в глазах непогодь,
Покажется мне, что тесна, как тюрьма,
Моя повседневная плоть;
Что буду прибоем и ветром я впредь,
Что с чайками вместе смогу я взлететь,
Осенний разлад побороть.

Эмили Дикинсон

В благой промысел Матери не нужно "верить", как в неуловимую библейскую "св. троицу"; его можно познавать на каждом шагу, убеждаться каждый день, переживать каждое мгновение. Реальные явления не нуждаются в вере.

"Земля есть наш общий великий Ангел-Хранитель", — писал Теодор Фехнер. Недавние научные открытия подтверждают то, что непосредственно ощущали все истинные мистики — от Сакья Муни и Лао-Цзы до капитана Фосетта н капитана Уиллиса, от Дж. Бруно и У. Блейка до Сергея Клычкова н Игоря Кобзева: вся Земля, вроде бы такая неподвижная, па самом деле колышется, пульсирует, дышит. Значит — ЖИВЕТ.

Даже государственные мужи порой говорят о Геополитике, как о некоей метагеографии, бессознательно признавая, биологические корни государственных образований, произрастающие, из земной почвы.

О ЖИВОЙ Земле пишут паши современники — влиятельные, незаурядные ученые, авторы сенсационных бестселлеров — Генри Бестон и Теренс Маккена, Теодор Роззак и Тимоти Лири, нащупывающие телепатически эмоциональную связь с планетарным Разумом. "Мнение о том, что Земля — это всего лишь зараженный жизнью камень, так же нелепо, как и представление о том, что человек — это населенный клетками скелет". (Д. Хардинг).

* * *

Мать-Сыра-Земля — самое языческое, самое народное, самое естественное, самое наглядное и самое любимое ЖИВОЕ БОЖЕСТВО. За столь глубочайшим почитанием кроется почитание не только женского, материнского Начала Мироздания, но и Женщины-Матери.

В дохристианские, "доисторические" времена Женщина была окружена ореолом религиозного поклонения. Женщина-Мать почиталась воплощением Матери-Земли и Ее дивного дара — плодородно-магической силы. Только Женщине дано ЧУДО родить человека, что сопоставимо лишь со свещённодейством самой Земли-Праматери всего живущего.

Женщина перестает быть просто женщиной, как только у нее под сердцем зарождается крохотный живчик. Теперь она Мать-Рожаница, и не случайно самыми древними славянскими Берегинями-Покровительницами были Рожаницы — Мать и Дочь (Лада и Леля).

Натуралистические женские образы в картинных галереях живописцев каменного века и женские статуэтки из Мамонтова бивня — т. н. палеолитические Венеры изображали не только реальных родительниц, но и были, без сомнения, воплощенной Идеей плодородия-чадородия, выразительным олицетворением самих божественных Матерей-Рожаниц, Хозяек Мира. Изображения эти настолько канонизированы, что невозможно говорить лишь об искусстве ради искусства.

Культ Рожаниц восходит к первобытным охотничьим общинам, к временам материнско-родового строя. В те времена Род возникал вокруг Женщины-Родоначальницы. Душой-сердцевиной каждой большой семьи была Женщина-Мать; матерая, дородная МАТКА, — представительница, продолжательница и держательница Рода. Она же — Жрица — хранительница Огня и домашнего Очага, пользовавшаяся уважением всех сородичей, в кругу которых занимала очень высокое место.

Всё вращалось около Женщины-Матери. Мать — это всё. Она средоточие и основание семьи, кровного родства, и Род происходит только от нее. Исследования в области молекулярной биологии подтвердили, что именно Женщина хранит "золотой фонд" генов своего рода-народа, хранит ПОРОДУ (Мужчина, как биологическое существо, гораздо более подвержен всяческим изменениям).

В языке южных славян Женщина сохранила свое исконное, гордое название — Матка. Латинское слово "фамилия" означало семью; женщина по-латыни звучит очень схоже — фемина, а бедро, ляжка — феминис. Феминистское движение за освобождение Женщины от нечестивых иудохристианских традиций западной цивилизации вдохновляется, безусловно, Великими Матерями-Рожаницами.

Наше слово ЖЕНА одного корня с лат. "генус" — род. Семья от слова СЕМЯ, ибо образуется она, прежде всего для продолжения Рода; чадо от "зачать". Славяне не считали цветущую Женскую плоть греховной скверной: ведь тогда скверной оказалась бы сама Мать-Земля. В глазах наших языческих Пращуров Женщина не только не являлась "сосудом дьявольским" — тварью падшей, низшей, и нечистой, а напротив, она была существом обожаемым. Наследница древней мудрости и родовых преданий, блюстительница свещенных обычаев, знахарка — целительница, порой она звалась ВЕДЬМА, то есть ВЕДАЮЩАЯ МАТЬ.

Мифы многих народов переносят нас к началу времен, когда у истоков Жизни стоит образ Праматери. У индейцев это — "Бабушка дней". Саамы называют Матерей-Красавиц, от которых пошла всякая земная жизнь, — "Бабушка". У алтайцев известен культ эмэгэндэров-бабушек, олицетворяющих Женщин-Прародительниц. Коренные сибиряки своих Рожаниц называют каменными бабами. В Биармии было божество Золотая Баба. Из всех индоевропейских языков только в русском совпадают значения слов: баба (бабушка) и замужняя женщина. Это совпадение — наследие далекой поры материнского рода, когда баба была родоначальницей, имеющей власть в доме, домачицей, большухой. Топонимы засвидетельствовали названия древнейших светилищ: Бабья Гора, Бабий Лес, Бабья Роща, Бабий Яр и т. д.

* * *

ОБРАЗ БАБЫ-ЯГИ, ХОЗЯЙКИ ЛЕСА, ЖЕНЩИНЫ-ШАМАНА, ВЕДЬМЫ-ОБОРОТНЯ, БЕРЕГИНИ-ПОКРОВИТЕЛЬНИЦЫ восходит к тем архаическим временам, когда она почиталась могущественной и вещей чародейкой. Именно Баба-Яга — "Царица Девичьего царства" вершила женские и осветительные обряды и поверяла посвещенным сокровенные сказания. В наших волшебных сказках есть намеки на то, что тайные обряды совершались в дремучем лесу, как в прямом, так и в переносном смысле: то есть участницы погружались в состояние дремы — лунатического транса, когда обостряется сверхчувственное восприятие.

О сути же этих обрядов и сказаний можно лишь догадываться: до "нас дошло только обессмысленное выражение "бабушкины сказки". Бывает, однако, что сказки эти мистическим образом запечатлеваются в женской бессознательной памяти. Наш великий Поэт-Язычник Пушкин в упоении заслушивался сказками своей няни, чья наследственная память сохранила глубочайшие культурно-исторические пласты. Сказки Арины Родионовны так повлияли на Пушкина, что в нем самом пробудилась эта таинственная родовая память Предков, и из ее бездонного колодца черпал он живую воду вдохновении.

Пушкин, бесспорно, — Гений. Он сумел вызвать к жизни первообразы (или, как нынче модно говорить, — архетипы) соборной души народа, полузадушенные "русским" православием, и закрепить их в памяти новых поколений теперь уже навечно. А выразил он стихию народной души, сам того не осознавая, именно через свои проникновенные сказки. Потому-то они и стали воистину народными, что сами вышли из народа. Пушкинские сказки будят, проявляют то, что записано в глубинах подсознания, — и поэтому воспринимаются как исконно свое, родное, каждым природным русичем.

Такие сказки не могут быть плодом досужей фантазии: в них — золотая россыпь древней языческой мудрости. Здесь и остров Буян (Руян — Рюген), где некогда было главное Светилище славян, спаленное затем иудохристианами; здесь и Царевна-Лебедь — оборотень, здесь и три девицы-пряхи… Многозначимые образы этих девиц-прях в "Сказке о царе Салтане" — олицетворение Матерей-Рожаниц, зарождающих и поддерживающих в мире Жизнь. Прядение связано с веретеном, т. е. с жизненным коловращением. Прядение во всех мифологиях — исключительное право и преимущество божественных существ. Римские Пряхи-Парки от лат. парно — рождать. На Руси Пряхой была Макошь, а позже — ее восприемница, таинственная Параскева-Пятница. Вот какой глубокий теокосмогонический смысл заложен в образах "Девиц — Рожаниц.

Сказительница Баба-Яга была наставницей и воспитательницей молодняка. Детские частушки донесли до нас намять о бескровных жертвоприношениях — светлых рожаничных трапезах:

Ладушки, Ладушки!
Где были? — У Бабушки!
Что ели? — Кашку!
Что пили? — Бражку!..

Ясно одно: изначально Баба-Яга была ДОБРОРОЙ ВОЛШЕБНИЦЕЙ, связанной с Землей и Ее Таинствами. В свою полную противоположность — в зловещую людоедку она превратилась лишь с победой Железа над Камнем, с утверждением патриархата, культа "небесного отца" и рабовладельческих, государственных религий.

Ой, ты, Русь! Родимая чужбина!
Мать-Земля! Святая всех Святых!
Нет ни Леших на твоих тропинках,
Ни в зеленых водах Водяных,
Где ты, где ты, Бабушка-Яга?!
Прах дорог… Ушедшие века…
Юрий Ярков

Попытки церковников в первое же столетие искоренить общенародное язычество на Руси силой потерпели полный провал, и тогда они применили более тонкую форму борьбы. Вместо запрета посещения славянами их МЕСТ СИЛЫ они, стали строить там свои храмы и наполнять языческие обряды иудохристианским содержанием. Убедившись в непреклонности Русского Духа, попы начали подделываться к народному религиозному календарю, переосмысливая, разумеется, и чтимые даты, и назначение празднеств. Стремясь заглушить родовую веру, они буквально подгоняли свои церковные праздники к наиболее древним, всенародным торжествам. Самый яркий тому пример — объявление Купалы-Солнцеворота 24 кресеня "рождеством Иоанна Крестителя".

Однако все ухищрения потерпели крах. Навязываемые "святые" совместились в обыденном народном сознании с древнеславянскими Светлыми Силами и стали восприниматься не в церковном смысле, а в чисто языческом. На "Ивана-Купалу" целуются и прыгают через костры уже 1000 лет после "крещения Руси", а Ярилу продолжают славить под именем Юрия — Георгия Победоносца.

На "спаса", "богородицу" и прочие "силы небесные" были просто перенесены черты и свойства, наиболее чтимых родоплеменных божеств, и вес они получили ярко выраженную языческую окраску. Утверждение болезненной, чужеродной христианщины в великой стране со здоровой, красивой, мощной и богатой языческой культурой становится менее загадочно, если уяснить, что эта чисто государственная религия никогда не смогла бы оседлать народ, если бы не взяла на вооружение его самое искреннее, самое возвышенное чувство — обожание ЖИЗНИ, ЖЕНЩИНЫ, ЛЮБВИ, олицетворенное в культе МАТЕРИ-ЗЕМЛИ.

Относительная уступчивость языческих жрецов (жрецов, а не волхвов!) и части населения, а также многие другие странности проясняются тем, что древняя Великая Матерь-Земля была плавно, исподтишка замещена "богоматерью". У славян с их глубочайшим почитанием Светлого Женского Начала потребность в таком почитании осталась и после насаждения пришлой религии. И преемницей боготворимой Матушки-Владычицы Земли стала "богоматерь".

Представления о благодатной, очищающей, целебной Силе, относящейся к человеку с материнским участием, перешли на образ "богоматери" — заместительницы Макоши. И вовсе не случайно главным объектом поклонения стал па Руси не Иисус Христос (русичи себя и не считали христианами; т. н. крестьяне — это не самоназвание, а церковная кличка), а его земная мать — "дева" Мария, которую чтили, однако, не как "девственницу" в католической Европе, а именно как бого-родицу, бого-матерь, подчеркивая материнское, родящее ее качество.

Сам Иисус вплоть до XVI в. воспринимался как младенец, сын божий, но не сам бог. Любопытно, что у басков их мегалитическую, матриархальную "Черную Богородицу" (т. е. родительницу богов) католичество вытеснило в горы, и там она выступает уже как "богиня гор". Широкое распространение народно-богородичного культа на Руси объясняется наложением его па древнейший языческий культ Рожаниц — божественных Прародительниц всяческого плодородия.

Поэтому с богородичным культом связывалось и покровительство беременным. Поэтому в повседневном сознании верующих "богородица" заняла центральное место, не предусмотренное ни догматами, ни канонами. Этот евангельский персонаж принял на себя все то, что раньше предназначалось Рожаницам и Макоши — Верховной Рожанице (отсюда — макушка) и стал одним из образов Великой Матери-Земли. А главную роль в косвенном отождествлении Матери-Земли с "богородицей" Марией (Мария — значит "горемыка") сыграла подгонка иудохристианских праздников к праздникам народным.

Особо доказательна подгонка к празднику Осеннего Равноденствия и связанному с ним главному годовому чествованию Рода и Рожаниц церковного "рождества" богородицы"; ведь и там и здесь имеется в виду зарождение новой Жизни. Не случайно время, предшествующее празднованию Рожаниц, язычники называли "бабьим летом", а попы-чернокнижники вплоть до XVIII в. в своих поучениях бичуют "баб бесоугодных", ставящих трапезы в честь Рода и Рожаниц.

О двоеверном совмещении богороднично-рожаничных трапез упоминают и многие средневековые историки. Славления Рожаниц пережили славу Рода. Рыбаков пишет, что в трапезных северно-русских церквей стилизованные изображения Рожаниц дожили до XVIII в. До XIX в. дожили песни и хороводы в честь Лады и Лели, а их изображения в народной вышивке и резьбе живут и в наши дни, так же как и припевы "ой лада, лель-люли". От обрядовых хороводных игр дошли до нас рукоплескания — "ладушки", которыми сопровождались эти обряды.

Светловолосая Рожаница Лада почиталась женской ипостасью Рода, воплощением вечно-женственного начала в Мироздания. Она же — вдохновительница свадебных игрищ-обрядов, покровительница помолвки, супружества и брачного обета, Берегиня семейного лада и женщин-родительниц, подательница чадородия. Она же — олицетворение волшебной силы половой страсти и хранительница Любовного Огня.

Костомаров и Фаминцын считали балто-славянскую Ладу богиней Любви, Красоты и Брачного Союза. Именно у Лады-Мати Пречистой испрашивали благословения закликать Весну. Костомаров в "Славянской мифологии" пишет: "Она была и то, что у нас называется Мать-Земля". Чествованию Матушки-Земли, Великой Рожаницы Лады-Макоши была посвещена пятница, и потому в бытовом двоеверии воспреемницами Языческой Мадонны-Матери стали Параскева-Пятница и "богородица", олицетворявшие чисто языческое-женское-материнское-земное-жиз ненное начало. Известно, что нередко древние божества плодородия (Рожаницы) изображались в виде женщины с младенцем на руках, что, конечно же, было использовано церковниками, чтобы еще больше заморочить народ.

Почему прижилась "богородица" па Руси? Дело еще и в том, что само слово "богородица", т. е. богиня-матерь (матерь богов) иногда употреблялось и раньше, и к иудохристианскому "богу" никакого отношения не имеет. Так же, как и Богомил (Милый Богам) — жрец, возглавивший сопротивление новгородцев войску христоносцев. Так же как и боголесье, означавшее не что иное, как божественное присутствие в свещенной роще.

Иудохристиане строили церкви на месте бывших языческих капищ, свещенных источников, в том же боголесье, т, е. на тех же МЕСТАХ СИЛЫ (или, как принято сейчас говорить, на энергетически чистых местах). И в силу этого иудохристианские "святые" становились как бы преемниками славянских божеств. Нередко и сейчас где-либо стоит церковь "Св. Пятницы", а рядом из земли бьет родник, находящийся под особым ее покровительством, как если бы она была Русалкой-Берегиней. Церкви "Рождества Богородицы" ставили, как правило, на местах, издревле освещенных чествованием Рожаниц.

Память же о самих Рожаницах старались извести всеми способами. Слово "рожа" (некрасивое лицо) идет от тех времен, когда попы обзывали так женщин-жриц, продолжавших отправлять втайне культ Рожаниц.

Чтобы еще больше подделаться под Язычество, церковные власти вкупе с властями светскими в лице кн. Андрея Боголюбского в середине XII в. вводят на Руси новый, неизвестный Византии и вообще никому праздник "Покрова Богоматери", в самом названии которого звучит мысль об особом покровительстве со стороны высших сил. Так в церковные одежды облачается языческое представление о родной, земной заступнице — Берегини.

Молясь "богоматери", язычники-двоеверцы, по сути дела, обращались к своей Матери-Земле, и от нее получали помощь и поддержку. О том, насколько сильно развит был богородичный культ, говорит то, что "богородице" посвещено икон больше, чем Иисусу, троице и всем прочим серафимам и херувимам вместе взятым. Одних только "чудотворных" богородичных икон более двухсот, причем почти все — с оязыченными, обрусевшими, одомашненными названиями: "Вододательница", "Ценительница", "Млекопитательница", "Живоносный Источник", "Тучная Гора", "Неопалимая Купина" и т. д. и т. п.

Более явно языческое почитание Земли сохранялось в русских народных братствах, т. н. сектах и пантеистических ересях. Так, хлыстовская богородица — не что иное, как олицетворение самой Матери-Земли. Молитвы тех мистических общин, которые господствующая церковь объявила сектами, подчас являют собой вдохновенное славление ЖИВОЙ ЗЕМЛИ. Духоборы говорили о Земле, как о самом прекрасном храме.

Образ плачущей Земли встречается в "Сборнике русских духовных стихов" В. Варенцова и в "Сказании о Меркурии Смоленском"; В русских песнях, собранных П. Киреевским, есть за душу берущей Плач Земли: " Растужилась, расплакалась Матушка Сыра Земля…"

Мелышков-Печерский ("В лесах") приводит сохраненное староверами "сказание наших Праотцов о том, как бог Ярила, возлюбил Мать Сыру Землю, и как она народила всех земнородных". Вообще все светлое в мыслях и верованиях русского народа и все подлинно гениальное в его творчестве проистекает не из византийской отхожей ямы, а из Языческого Родинка. И всему лучшему в нас обязаны мы нашей бессознательно-языческой Русской Духовности.

На Руси почти сразу же после воцарения иудохристианства возникают антицерковные (и одновременно — антифеодальные) учения, и чистое обожание Земли продолжает жить в народных "еретических" движениях. В движении новгородских стригольников поклонение Земле было на первом месте. Поклон Земле — это не поклон; вниз — чужому богу. Это поклон вверх, ибо разгибается спина — и человек ощущает себя равным соучастником Земной Жизни, а не рабом дрожащим.

Стригольники возродили древнее поклонение Земле под открытым небом. На известной иконе "Собор Богоматери" псковской школы XIV в. престол богоматери помещен прямо на траве, а по траве этой идут волхвы с поздравлением. Есть на иконе и дьяконы, и ангелы, и пастухи. А на самом видном месте — иносказательный образ Земли в виде полуобнаженной женщины с причудливым растительным символом в руке. Для сравнения: изображения Геи в античном искусстве очень редки, но вот на фризе Пергамского алтаря Гея изображена женщиной, погруженной по пояс в землю, с рогом изобилия в руке.

Стригольники унаследовали мировоззрение волхвов предшествующей эпохи. Они учили каяться не попу, а ЖИВОЙ ЗЕМЛЕ, признавая ее способность прощать и отпускать грехи. И новгородцы в XIV в. не ходили в храмы, а исповедовались Земле-Матушке. Такого "богохульства" церковь не потерпела: возглавлявший освободительное движение Карп был казнен лютой смертью. А Стефан Пермский в "Поучении" наставлял несмышленых отступников: "А кто исповедается земли, то исповедание не исповедание есть: земля бо бездушна тварь есть…"

* * *

В неумолимом превращении биосферы в некросферу повинна рационалистическая, урбанизированная, индустриальная, т. п. западная цивилизация. Однако ни одна социально-экономическая концепция не дает убедительного объяснения того, почему такая пагубная научно-техническая цивилизация, направленная на закабаление Природы и народов, и, заведшая человечество в тупик, зародилась именно на иудохристианизированном Западе, а не в другом месте земного шара.

Экологическая катастрофа была фатально предопределена многовековым господством иудохристианства, отторгнувшего человека от Природы, с которой он был неразрывно связан как младенец в утробе Матери, и противопоставившего его Ей.

В истории человечества иудаизм сыграл роковую роль тем, что вошел существенной составной частью в две мировые религии — христианство и ислам, изначально заразив их болезненным, убогим видением мира, ветхозаветным расизмом, вседозволенностью по отношению к Земле и детям Ее — туземцам (греч. авто-хтоны и лат. абори-гены, обозначающие коренных местных жителей, звучат по-русски как ту-земцы).

Действительные причины глобальной экологической катастрофы коренятся в лучшем учебнике антисемитизма — в библии и, конечно же, в наиболее гнусном злодеянии "спасителя" — в проклятии-умерщвлении смоковницы — дерева, олицетворяющего Жизнь. Это, несомненно, ритуально-символическое проклятие самой ЗЕМНОЙ ЖИЗНИ КАК ТАКОВОЙ, смертный приговор Земле. "Да умрет Земля, и да приидет Царствие!" — поется в одном раннехристианском песнопении. Сознательно или бессознательно, но монотеисты всегда были беспощадны к Земле, видя в Ней неизбежное препятствие для прихода своего "царствия", которое, как известно, в "небесном Иерусалиме".

Вдохновенные учителем "любви и всепрощения" его рьяные последователи свою главную задачу усматривали в том, чтобы оторвать человека от Земли и поодиночке умертвить их обоих. Они объявляют тотальную войну Жизни, Свету, Радости, Любви, Красоте. Они истязают Землю, уготавливая Ее к "концу света" и "страшному суду". "Если бы Иисус родился на пару тысяч лет позже, то мы сегодня носили бы на шее не крестики, а крохотные электрические стульчики" (Д. Хоффман).

Иегова — крестный отец христиан, и вся их религия — это противоестественная ненависть к Природе, Женщине, Матери-Земле. Это — РЕЛИГИЯ СМЕРТИ, АПОФЕОЗ ЗЛА, по сравнению с которым все "козни сатанистов" не более чем детские шалости. И вот к началу XXI иудохристианского столетия мир стоит у последней черты, к которой его подвела западная цивилизация, основанная на "общечеловеческих ценностях" капитализма. Капитализм — это монстр, порожденный иудохристианством. Капитализм — это рай для иудеев. Капитализм и совесть НЕСОВМЕСТИМЫ.

Слепорожденная, недоношенная наука, зародившаяся в иудохристианизированной Европе, следуя библии, так же обесценивала-обездушивала Природу. Главное заблуждение такой науки — в крайнем противопоставлении — субъекта познания — "объекту". Природа рассматривается как что-то бездуховное, неразумное, внешнее, враждебное человеку и достойное лишь подчинения, покорения и потребления. С торжеством библейской набожности в Европе начинается новая историческая эпоха — 2000-летняя война с Природой. Война на уничтожение, как необходимое предварения апокалиптического армагеддона. Научно-технический "прогресс" начался с утверждения иудохристианства, когда развенчанная и лишенная обожания Мать-Земля была объявлена грешной, подлой рабой и дозволено было "испытывать" Ее, дабы заставить выдать свои тайны ученым — естествоиспытателям.

Церковь не отрицала существования природных Духов, но заклеймила их дьявольским отродьем, нежитью и нечистью, бесами. Утверждалось сначала равнодушие, безразличие к лишенной божественного присутствия Природе, затем — пренебрежение, презрение к "низшей твари", а затем и откровенная враждебность к ней, как к силе якобы чуждой, демонической. В сознании людей дикая Природа стала отождествляться с опасностью и даже с нечистой силой, стала богопротивной и, следовательно, должна была быть покорена. Отсюда — установка па усмирение, укрощение Природы, как дикого зверя. С тех пор, как Природа стала олицетворением темных сил, противостоящих человеческому разуму, развитие науки и техники поощрялось церковью, как средство достижения господства над Природой: ведь библия утверждает законность такого господства.

Слабоумная и тщеславная антропоцентрическая, фаустовская наука вообще "упразднила" стихийных Духов, низложив их до "простых" геохимических элементов. Нимфы, эльфы, феи и наяды, наполнявшие и оживлявшие Землю, были объявлены противоречащими "здравому смыслу" и затаились в области т. н. суеверий. Именно изгнание Духов из заповедных лесов, рек и ущелий имело столь гибельные последствия для судеб беззащитной теперь Земли и самого человека: была сняты освещенные тысячелетиями религиозные запреты — табу, были преданы забвению мудрые заветы Предков. Прежде было немыслимо подходить к Природе и миру Духов без благоговейного трепета, а тем более противопоставить себя им. Теперь же было дозволено нечестиво обращаться с Природой, не боясь оскорбить Духов и навлечь на себя Их гнев.

Наша Земля, сама, являясь живым Организмом, вживлена в такую же живую Солнечную систему. Но для антропоцентрической науки все Мироздание — лишь необъятный театр абсурда без цели и смысла. Антропоцентризм — обожествление человека перед лицом лишенной всяческой божественности Природы отрыжка иудохристианства. Антропоцентризм порочен во всех его проявлениях, религиозных или научно-материалистических; он есть все то же параноидальное самоизбранничество, провозглашенное некогда в библии. Люди сводят всю Жизнь, вез бытии Земли к значимости собственного существования.

Антропоцентризму и технократизму неотъемлемо присуще безжалостно-циничное отношение к тому, что они называют просто "сырьевыми ресурсами" и "природными богатствами". Они выслеживают, вынюхивают на Планете все живое, дышащее, только для того, чтобы умертвить.

Современная американская вампирическая ИМПЕРИЯ ЗЛА есть последняя авантюра иудохристианства. Возмездие Неотвратимо. Но Мать-Земля не "мстит": просто по законам энергообмена (как сейчас принято говорить) вызванные человеком разрушения бумерангом возвращаются к нему обратно в виде т. н. стихийных бедствий, эпидемий, озоновых дыр, вплоть до глобальной дестабилизации (раскачки) и переполюсовки Земной оси. "Но примешь ты смерть от коня своего…"

То будет отнюдь не "конец света", который, предчувствуя свою беспросветную обреченность, предрекают кликушествующие юроды, и напротив, ПОБЕДА СВЕТА над двухтысячелетним мракобесием.

Из книги Доброслава „Мать-Земля: чудо-чудное, диво-дивное (введение в геобиологию)”.

Источник: ss69100.livejournal.com

Новые статьи

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




Top