Благовещение у славян

 Благовещение у славян

Большое значение в народных представлениях Благовещение имело потому, что это одна из четырех ключевых точек года, связанных с солярным циклом: Рождество — зимний солнцеворот, Благовещение — весеннее равноденствие, Иванов день (Иван Купала) — летнее солнцестояние и Воздвижение — осеннее равноденствие. На Благовещение земля "просыпалась", начинался период наибольшей активности всего живого, который заканчивался на Воздвижение, после которого земля снова "засыпала" на зиму.

Как все праздники переходного календарного периода, Благовещение было важной временной границей. В народе, считавшем Благовещение началом весны, говорили: "Щука хвостом лед разбивает", "Весна зиму поборола". В этот день пробудившаяся ото сна земля "открывалась" и выпускала на поверхность гадов — змей, лягушек, мышей, насекомых, а также нечистую силу. К этому празднику приурочивали прилет птиц, пробуждение пчел, мух, медведя.

День Благовещения был связан со множеством запретов. Особенно строго соблюдался запрет на любую работу, даже выезд на заработки считался грехом. Существует немало рассказов о божественном наказании тех, кто нарушил запрет. Девушку, которая пряла в этот день, Бог превратил в кукушку, а кукушку, свившую гнездо, проклял и лишил своего гнезда на веки. Грач, который, забыв о празднике, принялся строить гнездо, "захлестнулся" (удавился) прутиком, который пытался принести для своей постройки. В некоторых местах верили, что, если птица все же совьет гнездо, то в него или ударит молния и погубит птенцов, или у самой птицы отнимутся крылья и она будет ходить по земле до праздника следующего года. Работающего на Благовещение человека могли ожидать неудачи, несчастья и даже смерть: "Кто не чтит праздника, с огнем за работой сидит, у того убьет летом молнией близкого родственника". Поэтому, даже за необходимые каждодневные занятия, такие как: приготовление пищи, кормление скота, крестьяне принимались только после окончания богослужения в церкви.Запрет на зажигание огня вечером праздничного дня был известен повсеместно. Тульские крестьяне объясняли его тем, что огонь или горящая керосиновая лампа может закоптить в этот день лик Божий, и тем самым вызвать Божий гнев; пчеловоды при этом опасались, что за нарушение запрета Бог во время медосбора поразит слепотой пчел. В Пензенской губ. огня в благовещенский вечер не зажигали из боязни быть убитым летом молнией. Во многих местах крестьяне верили, что нельзя зажигать в доме огонь, чтобы не обидеть праздник, иначе в дом ударит молния или пшеница заболеет головней, а на пчел нападет ленивое роение, из-за чего будет мало меда. Но кое-где о вечере, предшествующем празднику, бытовало обратное убеждение. В Тамбовской губ. под Благовещение огня в избах наоборот не тушили, считая, что от этого лен уродится лучше, а если пренебречь этим, посевы может сжечь молния. Во многих местах Благовещение считали тяжелым и несчастливым днем, в который происходят ссоры, скандалы и всяческие недоразумения. Крестьяне верили, что ребенок зачатый или рожденный на Благовещение ("благовестник", "праздничек") родится калекой, малоумным или злодеем. Это же представление распространялось и на животных. Повсеместно бытовало поверье, что из снесенных накануне праздника яиц, выведутся уродливые цыплята. В Тульской губ. крестьянки говорили, если корова принесла своего первого теленка на Благовещение, то приплод, полученный от нее будет "не живущ" (телята будут умирать), хотя молока у нее может быть много. Даже день недели, на который приходился праздник, в течение всего года считался неблагоприятным для начала любого важного дела: пахоты, сева, выгона скота (см. Первый выгон скота), строительства дома и т.д., но следующий за ним день недели становился наоборот счастливым для любых начинаний. То, что день праздника представлял собой временную границу видно и из поверий о том, что все дела, которые будут закончены до Благовещения будут удачны весь год, а человек, завершивший важную работу будет счастлив в ней до следующего Благовещения. 

Во многих местах на Благовещение проводились очистительные обряды, назначение которых состояло в отпугивании появившейся из-под земли нечисти и гадов. В ночь накануне праздника сжигали старые лапти, а в Сибири — соломенные тюфяки, постели на которых спала семья. Через этот костер прыгали, что должно было на весь год истребить болезни, дымом его окуривали одежду, чтобы избавиться от сглаза и получить защиту от чар колдунов. В Пензенской губ. соломенную "подстилку", на которой спали, сжигали обязательно в клети или амбаре, а дымом окуривали углы избы, чтобы изгнать нечистую силу и оградиться от болезней. Чтобы избавиться от мух, блох и других насекомых, на Благовещение русские Забайкалья жгли в подполье тряпку. А для того, чтобы защитится от змей, в Пензенской обл. запрещалось брать в руки и даже смотреть на веретено, кросна и пряжу. В Тульской губ. подобный запрет распространялся прежде всего на суровую, небеленую пряжу, а в Пермской губ. с этой же целью старались не смотреть на какие-либо острые предметы (иглы, шила, веретена). Считалось, если увидишь иглу, обязательно встретишься со змеей, а если уколешься, то она тебя укусит. Благовещенская просфора — просфора, считавшаяся в народе священной и обладающей магическими свойствами, получаемая крестьянами в церкви или выпекаемая хозяйками дома на Благовещение. В Новгородской губ. просфору брали в церкви специально для того человека в семье, которому предстояло засевать. Он съедал ее перед тем, как бросить первую горсть на пашню. В Рязанской губ. крошить в семена было принято заздравную благовещенскую просфору (ту, которую получали в церкви в ответ на заказ моления о здравии), а съедали — просфору заупокойную. В Пензенской губ. глава семьи — "старшой", отправляясь сеять, после общесемейной молитвы перед иконами делил благовещенскую просфору между домашними, а часть брал с собой в поле. Перед началом сева он молился Богородице и съедал свою часть просфоры, а оставшиеся после этого крошки зарывал в землю. Чтобы обеспечить надежный урожай и оградить поле от вредителей, в некоторых местах благовещенскую просфору привязывали к севалке или к концу полотенца, которое удерживало ее на шее сеятеля. Чтобы обезопасить рабочий скот и обеспечить успех во время полевых работ, раскрошенную просфору добавляли в его корм. В Тамбовской губ. просфору смешивали с медом и прикармливали им пчел. Иногда ее сохраняли до начала жатвы и клали под первый сноп, который располагали в основании скирды, или в амбарный сусек, чтобы мыши не ели зерна. Так же в течение года ее могли использовать как лекарство при лечении от лихорадки. Благовещенская соль — соль, "приготовленная" в день Благовещения, которой в некоторых местах приписывалась особая целительная сила. Соль пережигали в печи и затем использовали для лечения человека от различных недугов, в том числе от горячки и лихорадки. Больному скоту для излечения давали колобашки из ржаного теста, посоленного этой солью, или специально испеченные с ее добавлением булки — "бяшки".

Источник

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

* Нажимая на кнопку "Добавить комментарий" или "Подписаться" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.



Top