Праздник Сварога с 14 по 20 ноября

Праздник Сварога с 14 по 20 ноября

Осеннее Сварожье — праздник, что осень завершает, зиму начинает. Праздник-то в дни холодные: с 14 по 20 ноября. Сказывают, нынче на Сварожьей кузнице мороз из горна идет, всю Русь льдом сковывает. А что же люди в первые морозные дни, как праздник встречают? Не горюют и не скучают, напротив, веселятся и радуются! У кого Осеннее Сварожье в особом почете?

Осеннее Сварожье – праздник кузнецов и мастеров

Приметили мы, что праздники Сварога, Небесного Кузнеца, непременно с трудом связаны. На заканчиваются веселые гуляния молодежи, начинается покос, скоро первый урожай пойдет, а там трудов-забот до самой осени хватит. На Осеннее Сварожье урожай уж собран, посчитан, в амбары убран. У рачительного хозяина ныне на дворе порядок – чтобы хватило хлеба на долгую зиму.

Нынче настает время трудов для славных мастеров и мастериц! Женщины собираются на супрядки, вместе прядут лён да шерсть, чтобы к весне себе яркий сарафан да милому рубаху с обережным узором пошить. Мужчины за другие работы берутся: инструмент к весне починить, утварь для домочадцев из дерева выточить – в большой семье работа непременно сыщется! Что для себя, что на продажу – добрый мастер без дела не сидит. Особо, конечно, на Осеннее Сварожье кузнецов почитают, но и других мастеров не забывают.

Осеннее Сварожье – девичий праздник

Особо любят Сварожье девушки, что хотят скорее суженого встретить и замуж выйти. Сказывают, Сварог, Отец Небесный, крепко судьбы сковывает, свадебные кольца кует. Потому к Сварогу обращаются нынче девушки, мечтающие о счастливом замужестве.

Коли девушка недавно в поневу прыгнула, устраивает мать ей проверку на Осеннее Сварожье, в первый день праздника, 14 ноября. Нынче будущая невеста будет кушанье на всю семью готовить. По утру девушка сама достает нужные продукты да готовит обед домочадцам. На Сварожье на стол непременно ставит курник или суп с курицей, чтобы скорее замуж выйти, ведь такие блюда на свадебный стол ставят.

Вечером собираются девушки на посиделки в одной из изб. На Осеннее Сварожье всякий хозяин рад молодежь пустить. Кто пустит Сварожье справлять, у того в доме будет благодать! Ужин на Сварожье назывался «ссыпкой». Готовили обычно ссыпную кашу: каждая девушка приносила из дома горсть крупы для общего блюда, которое готовили совместно на празднике, приговаривая:

Батюшка Сварог!
Скуй нам свадьбу
Крепко-накрепко,
До седой головушки,
До долгой бородушки!
Сварог, Батюшка,
По сеням ходил,
Гвозди собирал,
Свадьбу ковал!

Уж поздно вечером приглашали на посиделки и парней. С их приходом начинались веселые игры. Парни старались выиграть поцелуй девушки, которая им полюбилась, девушки к парням присматривались. Ждать кому-то скоро веселой свадебки!

И в день свадьбы вспомнят, как обращались на Осеннее Сварожье к Небесному Отцу, как просили сковать судьбу вместе с любимым. Обряд свадебный недаром схож с празднованием Сварожья. Вот как веселая свадьба описана в книге :

Играли свадьбу в хоромах у Святогора. Выдавали замуж последнюю, младшую дочь Лину. Веселье шло своим чередом. Уже пошла по кругу братина с мёдом.

— Желаем всем блага, а мудрости желаем всего преболе!
— Гой! Слава! — одобряли сидящие за богато уставленным яствами столом. Дочерей у Святогора было много, одна другой красивее — Эля, Тайя, Майя, Аля, Ася, Меря. К этому времени они все уже были замужем, все за Богами, а Меря, любимица Святогора, упросила отца выдать её замуж за Вана, смертного, который умом, открытым характером и мужеством покорил сердце не только Мери, но и Святогора. Да и другим Богам нравился Ван. Они очень часто заглядывали в гостеприимный дом на берегу Двины, а молодёжь дружила с детьми Вана и Мери. Так что, если посчитать всех родственников Святогора и Пленки через дочерей, да всех братьев и племянников, дядек и тёток, да их родственников, то застолье собралось немалое. Но Святогор, когда обустраивал свой терем, помнил о предсказании Макоши, которая сулила ему большую и дружную семью.

Свадебный пир отмечали в самом большом тереме. Ведь свадьба — это не только дело молодых да ближайших сородичей их, это заповедь самого Рода, который наставлял — по Прави жить, долг родовой исполнять, ветвь Отцов продлевать. Столы ломились от кушаний, сурья лилась рекой, а плясуны, певцы, акробаты развлекали гостей.

Во главе стола сидели молодые, оба в зелёных венках. Лина не сводила глаз с мужа, могучего красавца Дона, Бога реки. Плакать надо было по обычаю: «Чем больше слёз у невесты, тем больше радости у жены». Уже не невеста, а жена, получившая на капище разрешение Сварога, Сковывателя Свадеб, и Лады- Матушки, мучилась от того, что неудобно было ей только левой рукой незаметно отряхивать с красивого, богато расшитого, белого сарафана хмель и зерно, которыми обсыпали их гости, желая весёлой и богатой жизни. Правая рука была привязана рушником к левой богатырской ручище мужа.

— А есть-пить-то как хочется! — переживала Лина, — только и испили на капище возле костра по глотку мёда из одной братины. И ведь нельзя больше ни глоточка!
— И всё-таки как это странно — покинуть родительский дом, проститься с родовыми хранителями, — мысли Лины катились неспешно.
— А как жалостиво пели девушки, провожая меня к жениху:

Ой, то не в трубушку трубили рано по заре,
Ой, то и Ладушка плакала по русой по косе:
Вечор тебя, мою косушку, матушка плела,
Теперь тебя, мою косушку, на две расплели.
Живи, родима матушка, живи без меня...

— Косу мне перед выходом на две расплели, рубаху с плакальными рукавами надели, платком непрозрачным покрыли, к Капищу повели — никогда уже не вернусь сюда как своя, хранители-то уже будут другие, мужниного рода, — продолжала вспоминать Лина.
— Зато какой Волхв был смешной! Зачем он спрашивал нас по очереди, любим ли мы друг друга, будем ли хранить верность и заботиться друг о друге? Разве и так не ясно? Сковал нашу свадьбу Сварог, и Лада-Матушка подарила нам Лад да Любовь, а Макошь сплела наши нити судеб, как обошли мы с Доном три раза вокруг венчального костра. Так и стали мы теперь муж да жена, и хранители его рода меня под опеку взяли, — посмотрела Лина направо, и не в первый раз удивилась, как такой красавец на ней женился.
— Как он сказал-то красиво: «Лада моя, в присутствии Богов и Богинь Сварги и обоих наших родов я беру тебя в жёны. Я разделяю с тобой свою жизнь, свою душу и свою судьбу, всё что я имею — теперь и твоё тоже. Я клянусь любить тебя, хранить тебе верность, заботиться о тебе и о детях, которых ты родишь мне, защищать тебя, наших детей и наш дом, делать всё для того, чтобы ты гордилась своим мужем. Богатство, бедность, здоровье или болезнь не будут мне в этом помехой. Да будем мы вместе до самой смерти! Носи это кольцо как свидетельство моей клятвы».

Макошъ премудра мати покутна,
Судьбы ведница веретенница,
Нити кручёны судьбы вручёны,
Коло верчены справно венчаны,
Долей доброю дари вдостали,
Недоль отведи рассей россыпью,
— заливались голосистые певицы.

И вот, наконец, к тайной радости могучего Дона, объявили:

— Перепел прилетел, невеста спать захотела!

Это означало, что на стол выставили свадебный пирог — курник, пирог с приправами, из середины которого курился ароматный дым, что и дало название всему пирогу. Пришло время для важного свадебного обряда — прощания с девичьим венком. Жених осторожно освободил от украшений девичий венок и передал его невесте, та, не глядя, кинула его в сторону девушек. Кто поймает, та и первой замуж пойдёт! А подружки невесты тем временем с обрядными песнями повязали голову молодой платком, а сверху водрузили рогатую кичку — головной убор замужней женщины.

Тут подошёл черёд курника. Лина, как мужняя жена, стала разрезать пирог и одаривать им гостей. Те, кто хотел в следующем году сыграть свою свадьбу, торопились съесть свой кусок, пока пирог не остыл.

— Ну что, Линушка моя, — поднялся со своего места могучий Дон, — родственники наши уже попили, поели, хорошо повеселились, а дружки мои проверили чертог наш с тобою общий — нет ли там худа, хороша ли постель, есть ли мёд, зерно и вода. Бери, жена моя, кусок свадебного пирога-курника, да побольше, и пойдём-ка освобождаться от нашего поста.

Что тут началось! Засмущали бедную Лину совсем!
Гой ты дид-Сварог, проведи через порог!
Гой ты дид-Сварог, Ладо-мати есть пирог!
Гой! Сва! Слава!

И молодые, сопровождаемые нескромными шуточками, дружками и поневестицами, пошли со свадебного пира. Тем временем, отвалившись от столов, гости начали сбиваться в группки «по интересам», узнавали новости, обсуждали их, малознакомые родственники знакомились вновь и выясняли, кто кому через кого родня. В общем, так, как всегда бывает, когда собирается близкая и дальняя родня.

А вы с чем нынче обратитесь к Сварогу на осенний праздник? Почтите ли его как кузнеца и мастера, попросите о помощи в вашем ремесле? Или обратитесь к Сварогу, Сковывателю Судеб, с просьбой о счастливом замужестве да женитьбе?

Пусть всё будет во благо! Празднуйте Осеннее Сварожье да не забывайте о родных традициях!

Источник

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

* Нажимая на кнопку "Добавить комментарий" или "Подписаться" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.



Top