Сёмин день - 14 сентября

Сёмин день - 14 сентября

На Руси день Симеона - летопроводца имел большое значение как "судный день". В Москву съезжались "ставится на суд" в присутствии государя и бояр. Судебное выражение: "копиться жалобным людям" на судебный день в Москву - известно со времен великого князя Иоанна Васильевича. Такими же "судными днями" для монастырских людей и крестьян, как видно из грамот царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича, были Рождество Христово и Троицын день (см. Троица). Местом суда на Семенов день назначался Приказ Большого Дворца. Государь разрешал все спорные вопросы, которые не удалось решить на местах. Суд царя приравнивался к Божьему, поэтому в приговорах объявлялось: "Пойманы вы есте Богом и Государем Великим" (Коринфский А.А. 1995. С. 362). Иногда вершил суд и патриарх. Кто не приходил к Семенову дню на срочный суд, тот считался виновным. Челобитчик же получал по суду "правовую грамоту" и считался правым. Так, по уложению царя Василия Ивановича Шуйского (1607 г.), относительно крестьян-перебежчиков, было установлено: "Если не подадут челобитья по первое сентября о крестьянах, то, после того срока, написать их в книги за тем, за кем они ныне живут" (Сахаров И.П. 1990. С. 303). Как конец одного года и начало другого день Симеона Столпника, по установившемуся обычаю, считался "срочным днем" и являлся сроком уплаты оброков, податей и пошлин. К этому моменту оканчивались все хозяйственные договоры и сделки, заключаемые крестьянами между собой и с торговыми людьми. Так, в писцовых книгах об отдаче в наем земли, рыбных ловель и других угодий, говорилось: "Платить оброк ежегодно на срок Семена Летопроводца" (Калинский И.И. 1877. С. 291).
Кроме того, ко дню Симеона приурочивался обряд "постригов" и "сажания на коня" ("На Семена дитя постригай и на коня сажай и на ловлю в поле выезжай"). Его совершали над мальчиками, чаще всего первенцами, "при переходе от младенчества", обычно по исполнении им трех лет, т.е. на четвертом году жизни. Летописные свидетельства об этом обычае сохранились с XII в., одно из первых приходится на 1191 г. Обряд совершался не только над крестьянскими, но и великокняжескими детьми. В последнем случае ритуал происходил в церкви и совершался епископом.
Так, согласно I Новгородской летописи, обряд пострижения над Ростиславом, сыном князя Михаила, происходил в 1230 г. в Новгороде у св. Софии, и при этом отмечалось, что постригаемому "уя влас архепископ Спиридон" (Калинский И.И. 1877. С. 291). Бояре и простые люди исполняли обряд дома, в присутствии родных; производил постриг крестный отец. Волосы, выстриженные у младенца, передавались матери, которая зашивала их в ладанку; их принято было хранить до самой смерти. Кум и кума выводили крестника во двор, где их ждал отец с объезженным конем. Отец сажал сына на коня и придерживал рукой, а кум водил коня под уздцы. У крыльца отец снимал ребенка с крыльца и передавал куму, который вручал крестника куме - "из полы в полу" с поклонами. Кума отводила его к матери, произнося приветствия в адрес последней. Отец с матерью одаривали кума с кумою, а те, в свою очередь, вручали подарки крестнику. За обедом кум с кумою разламывали на голове крестника пирог с пожеланиями богатства и счастья. Особое место занимал Семенов день у крестьян. С ним связывался конец лета и начало осени ("Семен лето провожает"). Совершался обряд осенин, первой встречи осени. Начиналось настоящее или "старое" бабье лето ("Семен бабье лето наводит"), которое продолжалось до 8/21 сентября - дня Рождества Богородицы; эта неделя называлась на Руси "Семенскою". Об этом времени говорили: "Как ни хвались, баба, бабьим летом, а все глядит осенина - матушка: на дворе сентябрь - в сентябре одна ягода, да и та горькая рябина!" (Коринфский А.А. 1995. С. 368). В Семенов день следили за погодой, так как по этому дню определялось состояние природы на всю последующую осень: "Если на Семен-день теплая погода, то вся зима будет тепла"; "Сухая осень, коли на Семен-день сухо"; "На Семеновы осенины много тенетника - осень долгая да ясная"; "Если на Семен- день ветер из-под солнца, зимой ветры будут с севера" (воронежск.); "На Семена ясно - осень ведреная" (тульск.). Определяли погоду и по поведению животных и птиц в этот день: "Если дикие утки садятся, а скворцы не отлетают - осень протяжная и сухая" (костромск.); "После Семена журавли отлетают в теплый край"; "Если гуси улетают на Семен-день, жди ранней зимы" (московск.); "На Семена Столпника ласточки ложатся вереницами в озера и колодцы" (нижегородск.). Существовало поверье о том, что на Семен-день на утренней заре выходит из воды на берег рыба-угорь и ходит по лугам на три версты по росе. Верили, что таким образом она смывает с себя все болезни, передавая их человеку. Поэтому не разрешалось в этот день выходить на берег реки, пока не спадет утренняя роса (новгородск.).). Угорь вообще считался на Руси запрещенной рыбой, которую есть разрешалось только в крайнем случае, когда "семь городов наперед обойдешь - никакой яствы не найдешь", да и в этих случаях нельзя было касаться головы и хвоста. В народе угорь виделся в образе хитрого и злобного водяного змея, за грехи лишенного возможности жалить людей и животных. Знахари и колдуны использовали угря во время гаданий: они клали его на горячие угли, и по направлению прыжков, определяли, где находится украденная вещь. При этом они заклинали угря именем св. Марфы, матери Симеона Столпника, память которой отмечалась церковью в один день с сыном. Кроме того, по народным представлениям считалось, что в Семенов день черт меряет воробьев меркою: сколько взять себе, а сколько выпустить; для этого все воробьи собирались к нему и их нельзя было увидеть. С Семенова дня начинались засидки (см. Посиделки), т.е. работа в избах при огне. При этом было принято накануне Семенова дня погасить весь огонь, кроме лампадного, а на утренней заре зажечь новый огонь. Раньше существовал обычай добывать новый огонь из сухого дерева. Делалось это так: пожилые люди терли сухое дерево о дерево, а молодые парень или девушка зажигали спицею новый огонь, которым топили печи в избах и банях, а на засидках зажигали лучину и свечи.
Бабье лето считалось и бабьим праздником и временем, когда начинались осенние женские работы: мяли и трепали пеньку, мочили коноплю, мыли в воде и расстилали по лугам лен. В Семенов день начинали прясть и затыкать кросна, т.е. подготавливали основу на ткацких станах, чтобы ткать холст. Ко дню Симеона Столпника заканчивали уборку яровых культур.С Семенова дня начиналось опахивание полей для предохранения их от нечистой силы. Семенов день считался праздником псарных охотников, совершался их первый выезд в отъезжее поле, притравливались зайцы. Существовало поверье, что "от Семенинского выезда лошади смелеют, собаки добреют и не болят, первая затравка наводит зимою большие добычи" (Сахаров И.П. 1990. С. 303). В этот же день перебирались обычно в новые дома и справляли новоселье: "Переходы в Семен-день на новоселье - счастье и веселье". В Семенов день принято было хоронить мух и тараканов. Говорили: "В Семен-день зарывают в землю блох, тараканов и прочих домашних насекомых, чтоб не водились в доме" (тамбовск.); "Убьешь муху до Семена-дня - народится семь мух; убьешь после Семена-дня - умрет семь мух".
Смысл обряда заключался не только в уничтожении и выгоне насекомых из крестьянских изб, но и в том, что во время "мушиных похорон" девушки устраивали себе смотрины, стараясь показать свои достоинства перед собравшимися посмотреть на обряд зрителями, особенно парнями, которые высматривали невест. Ведь приближалась пора свадеб; недаром считалось, что "с Семена-дня до Гурия (28 ноября/11 декабря) - свадебные недели".

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




Top