Знич — Знать — Бог Знаний

«Храм бога Знича» В.Б. Иванов

Знич, Знать — Бог Знаний. Это эфир, мгновенно перемещающийся Стрибоговой силой, животворящая теплота знаний, сознания, чуткое движение которого производит Природу, а сильный жар даже растопляет или сжигает. Это Огонь внутреннего характера. Славяне повсюду видели его: он блеск разума человека во всех сущих делах его, отражением его является и холодный пыл льда, и блеск драгоценных каменьев, и гром облаков, вершины заснеженных гор, и красота трав, и крепость и бодрость зверей, — все, что всему собою дар, как отражение Природы. Он начало всех вещей, всего вещего. Знич (Знания) — родоначальный Огонь, причина самого Огня, самой теплоты, это тонкое вещество, по всей природе разлитое, во всем носящееся. Это энергия, она же и цвет, и аромат, и движение, и вибрация, побуждающая новое движение, она же и звук, и дыхание — единое целое, состоящее из великого множества. Это дыхание Вселенной, ее пульс, единый во всех ее концах.
Знич связан с Ладой. Знич — огонь, жар, пыл, пламя любовное, жизненное, священный пыл любви! Только горя Огнем любви ко всему, что есть Бог, Природа, человек может быть здоров и счастлив. Названия богов, явлений, предметов исконно русского языка несут прямое значение, за которым мощный энергетический пласт. Изменение же понятий конкретизированным предметным мышлением, подмена иностранными словами, словами иного значения приводит к утрате общедоступности слов, названия кажутся загадочными или даже архаичными. Хранителями смысла, значимости слов и образов являются волшебные сказки, былины, народные игры, песни, загадки, заговоры, молитвы, детские потешки, поговорки, рисунок резьбы, вышивки, росписи, народная игрушка. Глубокий смысл живет в традициях, ритуалах, следование предметам, а иногда и тому, что называется суеверием. Огонь и вода в народе святы — это Сварожич. Это отражают поговорки “С огнем и водою не шути”. На огонь нельзя ругаться, проклинать, плеваться, даже если пожар. А если от молнии горит, то говорят: “Беда, а тушить нельзя”. Можно только молоком да сывороткой.
Эти секреты до нас донесли волхвы. Наша задача, обращаясь к истокам нашей духовности, подходя сознательно к происходящему, дать детям возможность более глубоко отразить свои чувства, аналоги которым есть в памятниках народного творчества, которые выражают те или иные чувства, прожитые реальными людьми. Чувства эти выдержали проверку веками, несут самые высокие человеческие качества, алгоритм которых, если здоров, то вечен!
В храмах Знича горел священный огонь, зажженный на Купалу. В Священный купальский огонь нес народ вещее (вещи) добром послужившее, со знанием возжигал огонь, чтобы то, что намыслилось, вознеслось живой картиной в Небо и в минуту откровения мог бы человек взглянуть в эту живую картину, найти себя в ней в сию минуту. Телевизор, кино — только частичная копия возможностей Знича. Служители Знича — это волхвы. Ведающие знания волной шли к обращающемуся к ним и хлыли, отхлынивали в пространство при рождении новой мысли. Это стихотворцы, сказители, певцы героических и исторических былин. Волхвы — это люди в наивысшей степени природные, их жизнь была Учителем, который постоянно учился в Природе, а все окружающие по мере своей открытости учились у волхвов. Это были главы племен — князья. Жрецами они были в момент жертвенного служения. Волхвование жесточайшим образом уничтожала Ольга, Затем Владимир, в дальнейшем служителями хрестианского учения. Но волхвование мыслью растекалось по древу жизни и хранило дух росо через обряды, все творчество, а так же через знахарство, т.е. через тех, кто знает.
Гадание славян означало момент наивысшего средоточения душевного устремления в кульминационные состояния природы, состояние которой было отражением силы коллективной мысли. Гадали волхвы, женщины, девушки. Понимая силу слова, за которым образ, а за образом целый мощный энергетический пласт, нажитый мышлением многих поколений, волхвы складывали заговоры, при помощи слов вводя человека в стройное гармоничное состояние, соответствующее Яви Природы. В таком состоянии был чище резонанс с окружающим. Через века идет сила наших заговоров, молитв, песен, несущих высокое, вещее, ведающих сокровенные истины Неба и Земли. Поэзия у славян называется вещ ба, т.е. баить, говорить вещее. Именно поэтому у нас в крови высочайшее уважение к пословицам, байкам, потешкам, сказкам, песням, в которых отражена житейская мудрость, отражающая алгоритм поведению человека в обществе. А это вечное, современное!
Знахари
Слова ведун, ведьма, в последнем столетии получили отрицательное значение, когда разрушалось ведическое верование славян. Корень слова вед, вещ — означает ведающих людей, наделенных духом предвидения, поэтическим даром и даром целить людей!
Колдунья от слова колядовать, глядеть в будущее в праздник Коляды, загадывать (на год, на час, т.е. на будущую жизнь смотреть в круге свершения, и в настоящем видеть будущее, смотреть в вещи). Волхв — слово древнее, известное из древних рукописей. Эти названия идут от понятия наивысшей мудрости, знания силы образа слов, очистительных обрядов и действ, поэтического вдохновения.
В древности ведение понималось как редкий чудесный дар от бога. Оно заключалось в прирожденном умении понимать, казавшийся другим таинственным, язык божественной природы называть явления жизни людей, проявляемых в окружении, молить и заклинать его стихии, употребляя силу слова, очищение водой и огнем, пеленой.
Служители Знича, показывая свое вдохновение им, давали ответы, содержащие средства к излечению больных, видя внутреннее состояние человека. Врачевали душу, делая совет о совершении поступка, который мог открыть душу и принести оздоровление. Вот следы ведических молений в заговорах от болезней, которые произносят в мовнице на угли, на огонь:
Батюшко ты, царь–Огонь, всеми ты царями царь,
всеми ты огнями огонь, будь ты кроток,
будь ты милостлив;
как ты жарок и пылок, как ты жжешь и палишь
в чистом поле травы и муравы, чащи и трущобы,
у сырого дуба подземельные коренья, 77 кореньев,
77 оторослей,
тако же я молю и корюся тебе–ка, батюшко царь–Огонь,
жги и спали с дитя Божьего (имя рек) всякие скорби и болезни,
призоры, страхи и переполохи,
нутряны родимсы и суставчаты,
одувны и заболонны, бросучи и ловучи
с ретивого сердца, с крови горячи, с белого легкого,
с черные печени, семидесяти суставов и семидесяти жил,
и с становой и с перстовой, и с белого лица и с ясных очей
и с темных бровей, со всей буйной головы;
со всеми святыми…
Этот Огонь потух в человеке из–за тех причин, которые породил в себе человек: и страхи, и переполохи, и чащи, и трущобы — все это порождение бессознательного бытия, закрученного в собственные ощущения. Служители Знича проясняли в сознании человека, что его привело к болезни, а не гнали их, как пришельцев из вне, как будто напасть неведомо откуда, т.е. претворяли закрученную силу на созидание человеком своего здорового окружения.
Ведающие люди знают секреты целебных и ядовитых растений, целебные воды, мази, настои. В травах скрыта огромная целебная сила, и знахари могут силой слова направить ее в нужное русло. Настоящие знахари травы они собирают, главным образом, в ночь на Ивана Купала, когда Земля–рожаница наиболее раскрыта в своих творческих силах. Идут с просьбой и молитвами.
Заговоры и молитвы, в которых живут образы природных сил — главная стрела, которая прогоняет болезни силою заповедного слова, делают тело неуязвимым для оружия, укрощает гнев, ревность. Молитвы и заговоры произносятся шепотом. Во–первых, произношение слова вызывает резонансное состояние тела, передаваемое человеку, которому творится заговор и предметам, которым они творятся. Но слова больше держались в секрете и говорились шепотом, чтобы окружающие не размыли своим мышлением целостность и стройность заговора, пока он не завершится и не создаст мощное энергетическое поле.
Знахари нашептывали травы, коренья, составляли из них привязки, узлы, которые никто не мог развязать. Раньше и письменность была узелковой. Вот в эти узелки и вплетались травы, коренья и пр. снадобья — т.е. предметы, которые отражают духовный мир, связывают человека с Природой, то, что снадобится. Назывались такие предметы наузы, узлы, навязки. Позже, когда пришел с Христом ладан, появились ладанки, а за исконно русские обереги, даримые судьбой, жестоко наказывали. Так в дьяковских бумагах XVII в. пишется, что приведен в приказную избу и батогами наказан Ивашка, за то, что имел при себе “корешок невелик, да травки немного завязано в узлики у (шейного) креста”.
Знахари могли делать узлы, речения, связывать для жизни мысли определенного оттенка: запереть, закрыть дорогу чужому ратнику; заламывать червей, напавших на поле; отвести кручину; проникнуть в иные мысли, чтобы увидеть настоящее и грядущее; прислушаться к говорящему, чтобы тут же узнать его тайну. Волхв любимец богов предсказал Олегу гибель от его коня, увидев печать на челе, печать предательства. Не ковать свое будущее готов был потомок скандинавов, а устав от сегодня, готов отдать коня — опору свое за благое слово о будущем, в чем и проиграл, прогадал в похоти знать, а не ведать и творить будущее.
Почти все заговоры, поверья о знахарях, волхвах связаны с яркими, сильными воззрениями на природу, на Вселенную как на первоисточник сил в человеке, в его окружении: это взывания к Заре, звездам, Солнцу, ключевой воде, к грозам и молниям, вихрям и дождям, росам и всем небесным силам. При раскопках находили ритуальные сосуды с изображением вод, дождей при помощи которых волхвы творили гром и молнии, низводили дожди на землю или разгоняли тучи, осушали залитую проливными дождями Землю. Зная тайну, что стихии порождало коллективное поле мышления людей, волхвы делали эти моления народными. На Полтавщине до сих пор есть обычай собираться всем миром на пелену, если наступает засуха. Куплен всем миром белый покров, освящается молитвами, смиряющими гнев, сухоту и другие плохие мысли людей, вызвавшие зной, вносится настрой смирения, искренней просьбы к силам природы. Этот покров выносится на истощенные нивы. Чем выше осознанная просьба людей, тем скорее и мощнее наступает перелом и измученная Земля получает долгожданную воду! Разряд страстей бывает так силен, что грозы шумят мощно и долго.
Слово имеет такую силу, что сравнивается с ключом, камнем, оно крепче стали, булата, лепче серы и клею. И замок, и ключ — источник, молния — сила, отпирающая словом облака — скалы, т.е. замки для дум в море–Окияне, т.е. во Вселенной, носит их рыбица златоперая и никто эту рыбицу не поймает — никто не поймает Дух Святой, Думы Рода, самого Бога. Есть ключ к тайнам человеческой души, есть ключ, отмыкающий уста самого Перуна, и тогда раздается могучее Его Слово. Людям открываются тайны силы сказов, былин, песен, которые казались красивыми поэтическими складами, метафорическими выражениями: “Будьте мои слова крепки и лепки, тверже камня, лепче клею и серы, сольче соли, вострей меча–самосека, крепче булата; что задумано, то исполнится!” “Губы и зубы — два запора!” “Мои уста — замок, мой язык — ключ: ключом замкну, ключом запру, замок в море спущу, а ключ в небеса заброшу!” “Ключ моим словам в небесной высоте, а замок в морской глубине — на рыбе–Ките, и никому эту Кит–рыбу не добыть и замок не отпереть, а кто эту рыбу добудет и замок мой откроет, да будет яко древо, палимое молнией!”.
Сказки, песни, заговоры — это ключик, источник сил, как животворящий родник, припав к которому можно почерпнуть силы Вселенной. Задача в том, чтобы испив этой живой водицы, жить, творить. Вот такой один из древнейших заговор о Море воды — девице Марьюшке, о двенадцати каналах в человеческом теле, источнике сил, ключи от которого во Вселенной. Дай им только волю, чтобы плавали в теле, как Бела рыбица в океане жизни, во Вселенной. Ее семибашенный терем — это принцип взаимоотношений людей друг с другом, по которому росичи жили неделя время.
“Ложилась спать я, дитя Божия (имя), в темную вечернюю зорю,
темным–темно; вставала я (имя) в красную утреннюю зорю,
светлым–светло; умывалась свежею водою; утиралась белым платом.
Пошла я из дверей во двери, из ворот в вороты,
и шла путем дорогою, сухим сухопутьем, ко Окияну–морю, на свят остров; от Окиян–моря узрела и усмотрела, глядючи на восток
красного солнышка, во чисто поле, а в чистом поле узрела
и усмотрела: стоит семибашенный дом, а в том семибашенном доме сидит красная девица, Марьюшка, а сидит она
на золотом стуле. Сидит, уговаривает недуги, на коленях держит
серебрянное блюдечко, а на блюдечке лежатбулатные ножички.
Взошла я дитя Божия (имя), в семибашенный дом,
смирным смирехонько, головой
поклонилась, сердцем покорилась, и заговорила:
К тебе я пришла, красная девица, Марьюшка, с покорищем об дите
Божием (имя), возьми ты, красная девица, с серебрянного блюдечка
булатные ножички в правую руку, обрежь ты у дитя Божия (имя) белую мякоть, ущипи кругом его и обери: скорби, недуги, уроки, призороки, затяни кровавые раны чистою и вечною своею пеленою, защити его от всякого человека, от бабы ведуньи, от девки простоволосыя, от мужика одноженца, от двоеженца и от троеженца, от черноволосаго, рыжеволосаго.
Возьми ты, красная девица, в правую руку двенадцать ключев и
замкни двенадцать замков, и отпусти эти замки в Окиян–море,
под Алатырь камень.
А в воде белая рыбица ходит, и она б те ключи
подхватила и проглотила; а рыбаку белыя рыбицы не поимывать,
а ключей из рыбицы не вынимывать, а замков
не отпирывать. Не дужился бы недуг у
дитя Божия (имя) по сей день, по сей час. Как вечерняя и
утренняя зоря станет потухать, так бы у моего друга милаго всем
недугам потухать, и чтобы недуг недужился по сей час,
по мое крепкое слово, по его век”.
Сила заговорного слова могущественна и тем более, чем просьба, вложенная в обращение, природна, человечна. Слово возвращает здоровье, останавливает стихии, дает урожай, укрощает врага, охлаждает страсти, защищает, заживляет, врачует раны, останавливает кровь, выправляет вывихи, дает смелость и силу, будит милосердие, гасит пламя пожара, смиряет ветры и бури на море, останавливает град, разрывает цепи, поворачивает пули или отворачивает их в сторону, связывает руки, ноги воров, упрощать хищных зверей, оживляет силы, окружающие человека, слово может творить то, что современному человеку, наученному набору слов, означающих конкретные понятия, кажется фантазией или чудом. А это простое физическое явление. С веками, когда росичи пустили в свою кровь чужое, силы, жившие в людях как проявление небесных явлений дробились, материализуясь в более земные явления. Но оставался принцип, алгоритм, модель поступков. По происходящим рядом событиям мудрец может судить о происходящем в природе людей вообще, а говоря о силах стихий, жизнь которых постоянна, можно влиять на частное, на то, о чем ведет речь заклинатель вещим словом: Как заря потухает на небе, так рана утихает, останавливается кровь, как царь–огонь животворящий горит во всем живом, так и слово к нему сжигает корни болезней.
Есть и такие заговоры, которые могут на какое–то время использовать одни природные силы во вред другим. Но это временное дело, хотя имеет свое начало и продолжение в дремучести сознания. Но если чистая сила усиливается от признаков молнии, зари, воды, то плохая распадается, теряется, перестает доить небесных коров, т.е. дожди, причинять недуги своим взглядом, прикосновением, дыханием, словом и самою мыслию. Чем сильнее, закаленнее человек, тем стремительнее, эволюционнее его мышление, за которым не поспеет ни один наговорщик, потому что все наговоры основаны на возведении обывательских страстишек и привязанностей.
Плохое, даже неосторожное слово обязательно сбывается, но человек не улавливает ответ, потому что он приходит к нему через дни, месяцы, годы. В настоящее время силы в Природе многократно увеличиваются и сила слов тоже. Мысль, брошенная в Природу возвращается с тем же окрасом, но многократно усиленная, и человек попадает в условия им же уготованные. Учитель говорит, что наше окружение — наши заслуги.
Вещее слово несет такую силу, такое могучее, исполненное неотразимой силы действо, энергия которого не ограничена ни временем, ни пространством, что люди только–только подвигаются к нему, обретая новые знания о биоэнергетике ноосферы земли. Еще живет в народе сила мольбы, прославления, испрашивания у бога даров счастья и защиты от всяких бед под священным покровом:
“Утром я помолюся, водой ключевой обольюся
cветлыми зорями опоясываюсь, отычуся
частыми звездами, что вострыми стрелами,
осушуся солнышком, облекаюсь облаками”
Помогала сила Знича, т.е. сила знания, видения сердцем как струится внутренний огонь жизни в человеке и в его окружении. У детей очень чистое образное видение. Когда мы показываем детям таблицы, на которых изображены энергетические каналы, они спокойно как бы узнают эти струи живительного огня, видят эту связь с образами сказочных героев, песен, сил Земли, неба, понимают смысл заговоров, быстро, благодаря образному видению струящейся животворящей силы, запоминают их. Особенно любят дети говорить красивые заговоры–настрои сообща, т.к. речь идет в них о здравом состоянии человеческой природы, а не о личном эмоциональном надрыве. Знания образов помогают во всей силе открыть для сердца истинный дух заговора:
“Пойду в чистое поле — под красное солнышко,
под светел месяц, под частые звезды,
под полетные облака;
стану я в чистом поле на ровное место,
облаками облачуся, небесами покроюся,
на голову свою кладу красно солнышко,
подпояшусь светлыми зорями, обтычуся
частыми звездами, что вострыми стрелами –
от всякого недуга”.
Родомысл
С пониманием образа Знича более понятен и образ Родомысла. Родомысл — суть Сварога — единого и неразделимого в виде рождения мысли, жизненного огня, эфира, скорости, пространства. Любовь и осмысленность жизни помогали славянам ясно зрить и воспринимать в конкретный реальный момент времени любые события. Когда обращались к Богу с мольбой, молили у определенного состояния в Природе, а это опыт народа, в одухотворении своем присутствующий во всем. Чтобы Природа услышала тебя, надо ясно и сознательно представить ее силу в том потоке общественной жизни, который ты просишь преобразовать, т.е. человек своим осознанным взором усиливает то, на что он настроился, о чем просит Природу. Она подключает свои силы к нашему образу, если мы в природной правде. Родомысл — сила мысли, рождаемая в самом человеке, так как он молит и верит, что его озарит мысль, подобная силе мысли Бога и направлена она во вне на решение общественных задач. Это мысль собирательная, коллективная. Там, где собирался народ всем миром, каждый человек становится сам Родом, родителем мыслей, одухотворенным Святым Духом, для конкретного явного проявления. Родомысл — покровитель традиций, советов, мудрости, красивых слов. Ему молились перед началом Вече и других городских, деревенских сходок, совещаний об отвращении врага.
А.А. Иванова

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить




Top